«Влада. Время Теней»: Глава 4

Глава 4

Вампирские слабости

Заляпанный грязью байк, взметнув комья земли на раскисшей грунтовке, взревел мотором и остановился.

Ночной ливень хлестал стеной, и впереди тянулась вереница таких же погрязших в жиже мотоциклов и машин, а в темноте были видны лишь отблески дождя от горящих фар да красные мерцающие огни.

— Эй, пацаны, у вас тут что – досмотр на границе? – задал вопрос новоприбывший.

Парни, которые стояли на обочине, приветственно махнули новичку, который слез с байка и тут же увяз по щиколотку.

— Да не досмотр, а типа дурацкая пробка, — ответил один из них, услышав вопрос. – Тут все уже часа два стоим, без движения. Въезд в Пестроглазово закрыт. А ты не из семейства Гатмановых ли?

— Да, Гектор Гатманов, прибыл на сборы, — парень пожал протянутую руку. – Что вообще слышно-то? Вызвали сюда без объяснений, хотя для учебных боев вроде бы еще рано, они обычно ближе к осени. Да и про подконтров Темный Деп должен быть в курсе, после воронки с ними напряг… и это еще мягко сказано.

— А ты меня не узнал, братец? – повернулся к нему один из компании, прочертив в темноте яркую дорожку двух алых зрачков. – Я Игорь Сонов. Мы же с тобой дрались в Черном кратере, когда еще малые были. Я тебе тогда пару раз по шее-то надавал.

— Точнее, я тебе это позволил, — рассмеялся Гектор. – Как у вас в Сибири обстановочка, в янве тишина?

— Как везде, — ответил Игорь. — Тоже ни черта не видно после воронки, один туман. Зайдешь – и черт ногу там сломит. Хотя у нас в Ебурге крутые янверы уже на машинах да байках по астралу гоняют. А я в Питер нормально добрался, и вот здрасьте — в болоте застрял. Стою тут вместе со всеми и жду неизвестно чего.

— А чего въезд-то закрыт? – спросил Гектор, щурясь от летящего в лицо дождя.

— Да во-он там, — кивнул один из вампиров, туда, где в темноте на повороте дороги отблескивало что-то красное. – Есть некая проблема посреди дороги.

— Не понял, в чем проблема, — Гектор недоуменно поднял брови. — Перегорожена дорога. А машину эту что, нежитью в сторону не оттащить? Ну, девка какая-то стоит, это я вижу. И что?

— Да не какая-то девка там, — проворчал в ответ Игорь. – Там то, из-за чего Темный Деп визг с утра поднял до небес и с перепугу задействовал самый допотопный способ оповещения. Водяных он взбаламутил! Мол, не вступайте в конфликт с главведьмой и  пальцем не трогать. Улавливаете суть проблемы?

— А-а… эта… — произнеся последнее слово очень многозначительно, Гектор присвистнул и покачал головой.

По лицам остальных пробежали недобрые ухмылки.

— Мурановская нежить ее в Пестроглазово не пускает, — проворчал Игорь. —  Нежно выпроваживала ее оттуда уже раз десять, ведьме не прорваться. Вот и встала посреди дороги, а трогать ее ни-ни.

— В Темном Депе заправляют трусливые упыри с оборотнями, — рассвирепел  вампир. – Бояться ведьм, нам, вампирам? Может, еще и от вурдалаков тоже сразу бежать?

— Погоди… Темный Деп легок на помине. Кажись, оттуда едут.

По обочине грунтовки действительно несся на полной скорости черный внедорожник, лихо подскакивая на ухабах и ямах.

Поравнявшись со стоящими ребятами, машина остановилась, и водитель высунулся в окно.

– В объезд через поля! — крикнул он остальным. — Через янв объедем, я дорогу знаю — давайте все за мной!!

— Да это же Алекс! – обрадовались в толпе. – Алмур, дружище, ты-то хоть не спасуешь перед ведьмой, а?!

— Как это — объедем?! – возмутился один из парней. – Мы что, ослабели совсем после той воронки, что не сдвинем ее с места??

— Я сказал ведьму не трогать!! – проорал Алекс, сверкнув глазами. – За мной!

— Потом железо чинить придется, — проворчал Гектор, в один прыжок возвращаясь к своему байку.

Черный внедорожник резко съехал с грунтовки, перескочив через канаву на большой скорости, и понесся через заросшие бурьяном поля. За ним следом помчались и остальные.

В окно джипа вместе с дождем врывался ветер – непривычно и странно холодный для июньской ночи.

Алекс вел джип спокойно, не обращая внимания на то, что чертополох хлыстами бьет по бортам машины, и на ямах и ухабах днище сотрясается под глухими ударами. Дорога с каждым метром становилась все хуже: близилась череда глубоких канав, оставленных вурдалаками еще десятки лет назад.

Вампирские машины и байки грохотали и неслись по полю, ожидая, когда вожак рванет в янв. Алекс же тянул время, пока не поравнялся с красным пятном, которое блестело под дождем в темноте.

Красный спорткар мигал аварийкой, по капоту машины то там, то здесь сновали черные мохнатые пауки – нежить семьи Мурановых демонстративно показывала свое присутствие. Неподалеку, скрестив руки, стояла одинокая фигура: девушка с непокрытой головой, уже вымокшая под дождем насквозь.

— Здрасьте, Дарья Романовна! Никак в гости на шашлыки к нам собрались, а не проехать?! – окликнули ее, и из проезжающей мимо машины долетел взрыв смеха, но ведьма и бровью не повела.

Алекс, коротко вздохнув, скользнул по ней взглядом. Потом рывок – и вампирский джип исчез из вида, нырнув в тайное пространство.

Астрал, который тёмные называли янвом, недоступен для людей и ведьм, зато открытый для нечисти, сейчас янв был погружен в густой серый туман. Буря после воронки улеглась, но серебряная пыль носилась повсюду, будто зимняя метель. Противотуманные фары вампирского джипа мелькали впереди двумя желтыми пятнами. Сверху в серебряной пелене маячило мутное пятно: угадывалась огромная луна – явление это никто из тайного мира объяснить не мог, хотя легенд ходило немало.

Ориентироваться здесь, в сплошном непроглядном тумане, мог только Алекс: проехав по янву около километра вслед за ним, вампиры успешно проскочили глубокие ямы и, вынырнув из тайного пространства, оказались на въезде в Пестроглазово. Хотя сейчас в этом заброшенном и заросшем сорняками месте трудно было узнать когда-то уютный и ухоженный поселок.

Повсюду только ливень, темень, огни вампирских глаз и громкие голоса. Приехавших встречали, приветствовали и вели к сполохам огня на земле, которые лишь на первый взгляд казались кострами – а на самом деле клубок огневой нежити, огневики. Они вились плотным роем, от величиной с собаку до крохотных, похожих на искры от пламени. То, что эта местность когда-то была жилой, можно было догадаться только по очертаниям темных крыш в дождевой темноте.

Алекс, наскоро осмотрев днище своего внедорожника да протерев рукавом глубокие царапины на дверях, оставленные колючками чертополоха, выпрямился, услыхав за спиной приветствие.

— Как по янву прокатились? – голос у Темнейшего звучал почти весело.

Юный повелитель нечисти был подтянут и бодр, глаза лихорадочно сверкали багровыми огнями, челка лихо разметана по вискам, а в руках у вампира была объемистая дорожная сумка.

— Это Дринка вещей насобирала, — рассмеялся Гильс Муранов, проследив за вопросительным взглядом старшего брата. – Вообще кикиморы во главе с Весничами и Марой смели половину магазинов в Питере — теперь не знаю, куда это все добро девать… машину до потолка загрузил. Ну, Влада сама с этим барахлом разберется.

— Погоди, так уже есть какой-то результат? – осторожно поинтересовался Алекс. – Во всей округе ощущается похолодание, еще немного – и снег повалит.

— Ерунда, это нормально, — голос Гильса напрягся, будто он сам себя захотел убедить в сказанном. – А там хоть трава не расти – ведьмы поорут, конечно. Дашка так и торчит у Пестроглазово?

— Ты же ее знаешь.

— Помешать она уже не сможет, — Гильс пожал плечами. — У ведьм нет таких возможностей против нас. Разве что поскандалить по старой привычке.

— Ответь мне прямо – насколько опасно то, что делает Егор? – Алекс совсем не разделял радостной уверенности брата. – Темный Департамент убежден, что в Пестроглазово сборы перед учебными боями. О действиях Бертилова никаких донесений или предупреждений не поступало.

— Темный Департамент остался как пережиток прошлого еще со времен правления моего отца, — чуть раздраженно ответил ему Гильс. – А жизнь гораздо быстрее, чем медлительные клешни оборотней, которые еще до сих пор не осознали, что светлых магов больше нет и вместо них земная магия в руках ведьм. Да, Бертилов пробует на прочность новую Конвенцию, ты это хотел услышать? Или скажу точнее – ничего законного он не делает, и уже никто не в силах это остановить.

— Воронку помнишь? – небрежно спросил Алекс, глядя на яркие сполохи в небе за дальним лесом. Они были ярко-оранжевыми, в отличие от холодно-голубых молний, которые рассыпала в тучах гроза.

— Домовые никуда не бегут, — спокойно отозвался юный Темнейший. – Это самый надежный маркер грядущего.

Он резко обернулся, когда их окликнули из темноты – и чуть разочарованным кивком встретил подошедшего вампира – Дамира Терновского.

— Темнейший, будут какие-то указания? — учтиво поклонился молодой кровопийца.

— Пока ничего нового, просто ждать. Погонять армии нежити на воле – одно удовольствие. Верно говорю?

— Само собой, — с готовностью подтвердил Дамир, но тут же добавил с помрачневшим лицом: – Армии – это громко сказано. Нашей нежити почти три четверти в воронке сгинуло. Если какая драка, то вот все, что реально осталось, — Дамир потряс крепко сжатыми кулаками. — Хотя у румынских друзей и того поменьше, Кодру всерьез ослабли…

— А померимся, сравним? – с акцентом донеслось из темноты. – Терновские, как я слышал, обеднели до состояния провинциалов…

Темнейший понимающе усмехнулся, когда Дамир и его противник из семьи Кодру мгновенно сцепились, проверяя, кто сильнее.

Вампиры, потеряв большую часть оружия в виде нежити, будто еще больше рвались подраться, чтобы доказать свою силу – в темноте, под проливным ливнем, что еще больше раззадоривало молодых кровопийц. Нежить носилась со свистом, то ныряя в янв, то возвращаясь обратно: вороны, змеи, летучие мыши и черная саранча пронизывали ночную темень.

Тем временем вдали, где-то со стороны востока, виднелись странные оранжевые сполохи, будто отражалось зарево пожара.

Гильс Муранов, не принимая участие в вампирских потасовках, напряженно всматривался вдаль, пока Алекс переговаривался с Тимуром Готти – одним из старших представителей известного семейства.

— В людских войнах это называется блицкриг, — заметил Тимур, поглаживая крыло черного ворона, сидящего на плече. – Почти без подготовки, этот молодой тролль просто нахрапом взламывает Тьму, но к чему это приведет?

— Все приготовлено так, что девочка вот-вот будет спасена, — ответил Алекс. – Тим, мы можем только ждать и не препятствовать. Ты же понимаешь, что нарушается закон.

— Там, где замешан этот тролль, всегда нарушается все, что можно, — философски ответил Тимур, и в один миг ворон с его плеча сорвался в полет и сбил на лету двух нетопырей, которые готовы были врезаться в хозяина.

— Полегче, молодежь, — Тимур Готти похлопал в ладоши. – Иштван, дерешься слишком ожесточенно, много энергии бросаешь в пустоту. Каждый удар должен достигать цели. Будь сосредоточен, как Сонов.

— Благодарю, я обязательно учту это, — учтиво поклонился молодой вампир Иштван Кодру из Румынии, откинув с лица копну черных мокрых волос. – Могу ли я задать вопрос?

Тимур и Алекс кивнули, хотя уже прекрасно понимали, что это будет за вопрос.

— Мы понимаем, что здесь не просто сборы перед учебными боями, — Иштван указал в ту сторону, где время от времени вспыхивало зарево на горизонте. – Ожидается битва с некромантом?

— Битвы не будет, — коротко ответил Алекс, заметив азарт в горящих красных зрачках вампира. – Иштван, много твоих предков во Тьме?

— О-о, — лицо юноши потемнело, и он с трудом подбирал слова. – Многие, многие… Когда-то светлые маги лет десять назад обвинили моего брата в нарушении домового права, отправили на смерть. До этого почти все, да, большая часть семьи. Мы их помним, да – всех.

— Мы пробуем взломать Тьму, — сказал Алекс. – Не битва с некромантом, а вызвать того, кто оказался там, вытащить обратно в обход тайными путями. Понял?

— Да что гадать-то! – подбежал к ним еще один юнец. – Бертилов же здесь, в Пестроглазово. В поле он за лесом, вот и не пускают никого, только нежить там дежурит. А ведьмам наглеть вообще не положено, это наши места. Прямо руки чешутся пугнуть некую мадам отсюда нежитью…

Алекс выразительно погрозил пальцем, бросив предостерегающий взгляд на задиру, и тот, что-то сообразив, лишь пожал плечами и исчез в темноте.

К ночи ливень так и не прекратился, даже усилился. Промозглый холод иногда приносил и шквалы града, которые хлестко стучали по траве. Казалось, что июнь разбушевался грозой нарочно, чтобы посрамить домовую братию неверным прогнозом летней погоды.

Вампиры томились от безделья и ожидания: те, что были постарше, вспоминали годы учебы в Носфероне и устраивали игрища, вроде своих студенческих забав.

Алекс грохотал своим зычным голосом, искусно подначивая ребят, и, в конце концов умудрился вовлечь даже взрослых вампиров в подростковый азарт и пыл боев и потасовок, после чего незаметно выскользнул из вампирского лагеря.

***

Силуэт девушки у указателя «Пестроглазово» все так же продолжал стоять неподвижно, и ведьма совсем не испугалась, когда ей на плечо неожиданно легла чья-то ладонь.

— Сначала посылает меня куда подальше, — раздался рассерженный голос. — Потом является демонстративно всем вампирам на потеху. Кстати, хоть июнь, но ночью дождь-то холодный.

— Я бы сказала – непривычно и странно ледяной, — Верховная ведьма обернулась, увидав перед собой в темноте два горящих красных зрачка и силуэт с размахом широких плеч.

— А ведь стороны конвенции вроде бессмертны, — Алекс смерил взглядом девичью фигурку, с которой текли потоки воды. – Воспаление легких тебе не светит, не старайся.

— Хороший случай это п-проверить, — прерывисто ответила ведьма, у которой от холода дрожал голос и стучали зубы. – Иди к своим, Алекс, у тебя важные дела. Мы с тобой теперь по разные стороны баррикад. Меня же можно отгонять своими тварями шестиногими, да? Меня не нужно ставить в известность ваших темных делишек…

— Да каких еще делишек?! – вампир возмутился, напрасно надеясь, что это получилось достаточно достоверно.  – Ничего мы не затеяли, у ребят тренировка, потому нежить и не пускает никого. А ты цирк устроила, перекрыла дорогу. Чего ты добиваешься?

— Н-ничего, — ведьма пожала дрожащими плечами и устремила на вампира наивно-девичий взгляд. – У вас здесь обычная тренировка, это правда? И больше ничего?

— Абсолютная правда, — соврал Алекс, не моргнув и глазом и обеспокоенно добавил, потрогав плечо девушки: – И ты совершенно зря тут мерзнешь… заболеешь ведь.

— Я же теперь твоя бывшая, зачем беспокоиться обо мне? Иди к своим. Иди-иди.

 Особенным, выверенным до миллиметра сиротливым жестом ведьма провела дрожащей бледной рукой по щеке, смахивая то ли слезы, то ли капли дождя. Продемонстрировав при этом взгляд, полный боли и нежности одновременно.

В общем-то, как в колдовстве, так и в вопросах доведения парня-вампира до белого каления, Дарья Романовна разбиралась мастерски профессионально, и в своих расчетах не ошиблась.

Алекс, не сказав больше ни слова, подхватив ведьму на руки, и рванул куда-то в темноту.

***

Темный дом встретил их скрипом и сквозняками: ведьма, которую вампир аккуратно поставил на пол, не выказала никакого возмущения и сейчас являла своим видом только промокшую и крайне несчастную жертву, не переставая простуженно кашлять и шмыгать носом.

 — Что за сарай? – она озиралась по сторонам, скользя взглядом по зале, вверх из которой уводила причудливая лестница.

Черный диван, багровый в пятнах сырости ковер, стены сверкающие паутиной – все говорило о заброшенности когда-то уютного дома. Открытыми створками окон играли шквалы ветра с дождем, и под ногами хрустели осколки стекол.

— Не сарай, а наш старый дом на Темной аллее. Мы тут жили когда-то давно с братом, когда были детьми, — пояснил Алекс, прошагав по коридору и с грохотом отворив дверь в темное помещение, из которого выплеснулась волна мутной воды.

— Мерзавцы водяные, — выругался вампир. — Когда метались во время воронки, все зловоротни из-за них затопило…

Засучив рукава, Алекс принялся приводить заброшенную ванную в порядок. Свистнув, подозвал пару огневиков, которые тут же принялись виться и жужжать под отсыревшим потолком, осветив треснувший кафель, засохшие куски мыла и мутное зеркало, на котором чья-то рука когда-то давно нарисовала свирепые рожицы.

— У тебя там, на Московском проспекте, дома нет соли, — донесся из-за спины вампира девичий голосок.

— А ты, разумеется, проверила, — с ноткой сарказма прокомментировал Алекс, вертя ручки кранов над пожелтевшей ванной. – И как, много еще компромата на меня нашла? Сколько девиц из моей кровати разогнала своей ведьмовской метлой?

— Я не дурочка ждать от вампира верности, — тягостно вздохнула ведьма. – Да, я стала ведьмой, но ведь ты никогда не бросал меня, кем бы я ни была.

— Ага, только это ты мне гордо сказала: отвали, — парировал Алекс. – И после чего? После твоих же воплей по скайпу: «прикажи негодяю Бертилову, чтобы он немедленно подчинился ведьмам и прекратил наезды с угрозами»… Я ведь объяснил, что нынче он не просто тролль Бертилов, а носит гордый титул Морока и особа неприкосновенная для вампиров. Я ему не командир. Объяснил – и был послан в баню. Забанен по всем фронтам.

— Да, сорвалась, — мягко согласилась Дарья Романовна. – Мне жаль, что нагрубила. Прости.

— А теперь в баню идешь ты, — с удовольствием улыбнулся Алекс, указав на кран с водой, который яростно фыркал, исторгая мутноватую воду. – Нет, правда, пока не согреешься, обратно не отправлю. Да и до машины своей пешком не доберешься, тут наши тренируются, и нежить на больших скоростях носится. Задеть могут, поранить.

— А вода-то холодная, — ведьма расстроенно потрогала струю воды пальчиком. – Ледяная совсем… Ты забыл, что на свете бывает горячая вода, видимо?

— Никогда в ней не нуждался, — проворчал вампир, бросив на дрожащую девушку обеспокоенный взгляд. – Погоди, сейчас водяных кликну.

Он настойчиво постучал по трубам, подзывая водяных. Те вылезали из стока неохотно, недоверчиво блестя рыбьими глазками в сторону ведьмы.

— Давайте-ка воду сюда, — командовал вампир. – Воду, горячую, быстро! Именем Темнейшего…

Ворчание доносилось из труб, потом из душевой лейки потек тонкий ручеек воды. Поначалу ледяной, но постепенно он теплел и усиливался.

— Ничего, сейчас всех сгоню, будет для тебя горячий душ, — Алекс говорил равнодушно, стараясь не замечать, как дрожат плечи девушки. — Будто водяные боятся тебя, странно. Огневиков тоже подгоню, будет светло…

Алекс напряженно разглядывал продрогшую ведьму и явно не собирался покидать ванную комнату, но Даша, скинув плащ и снимая мокрую блузку, мягко вытолкала вампира из ванной с извиняющейся улыбкой.

Однако тот не ушел, а сел на пол в коридоре, прислонившись спиной к двери.

— За полгода хоть бы раз просто так приехала в гости, — тихо сказал вампир.

— Да все дела были, ты уж не обижайся! – откликнулась Дарья Романовна из-за двери. – Мне ведь теперь очень сложно, столько навалилось. Ведьмы народ склочный, у каждого ковена свои давние счеты со всеми. Все хотят стабильности, клиентуру, денег…

Слушая голос своей девушки, вампир задумчиво улыбался в полутьме, глядя, как трепещет бледная полоска света из ванной на каменных плитах пола.

— Неужели ты не понимаешь, как мне трудно быть главной среди ведьм? Как мне непросто с моей новой жизнью в тайном мире? Ведь мне больше не с кем посоветоваться…

— Дашка, а помнишь, как мы с тобой по Москве гуляли? – вдруг спросил Алекс. – Ночами, когда ты ругалась с матерью и сбегала от нее ко мне. Я как-то прыгнул с моста в Москву-реку, ловил для тебя редкого светящегося водяного, чтобы показать.

— Ага, — донеслось сквозь шум воды. – Как же, помню. Полчаса под водой торчал, пришлось мне прыгать за тобой. Я думала, что ты утонул.

– На то и было рассчитано, — Алекс с явным удовольствием предавался воспоминаниям, прикрыв глаза. – И вместо водяного я вытащил злую девицу, которая плевалась водорослями и ругалась, как водила маршрутки. А вообще ты такая шальная была, будто у тебя девять жизней. Я всегда за тебя боялся, Даш. Что нарвешься, что шею себе сломаешь. Каждый день думаю, каково тебе сейчас среди всех этих ведьм, колдунов…

— Среди вампиров мне, конечно, было гораздо проще, — отозвался уже значительно повеселевший девичий голос. – Особенно когда темные считали меня вообще грязью под ногами, раз я была незаконно обращенной вампиршей. Эта кикимора посмела меня обозвать «незаконкой»! Сейчас, когда я… — ведьма раскашлялась. — Они еще до сих пор не поняли, что я третья сторона Конвенции. Сегодня вот наблюдала, как эти мерзкие рожи хохмили и проезжали мимо, пока я стояла под дождем…

— Но моя мерзкая рожа за тобой все же вернулась, — перебил ее Алекс. – Ты вот нашла, куда лезть выяснять отношения, в самое вампирское осиное гнездо.

— Но ты же меня в черный список поставил, как же тебя иначе найти?

— «Сто способов найти Алекса Муранова, который на самом деле хочет, чтобы его нашли», — съязвил парень. – Подарю тебе этот многотомник, будешь читать перед сном. Я сейчас, кстати, нарушаю распоряжение Темного Департамента, и ты понимаешь это. Ты ведьма, и находишься в темном поселении, на наших землях.

— Но тебе же нравится сейчас… нарушать? – в голосе Даши вдруг прозвучали такие вкрадчивые нотки, от которых у Алекса заныло в том месте, где по его ощущениям находилась вампирская душа.

Биение живого горячего сердца в паре метрах от себя он чуял, ощущал как хищник, которому сейчас с трудом удавалось держать себя в руках.

— Ты грейся, грейся… а на рассвете я тебе отсюда выведу, чтобы не увидели.

С той стороны двери ничего не ответили, и Алекс продолжил:

— Я знаю, что ты тоже скучаешь. Я-то вижу тебя прежней, Дашка…

Вода за дверью продолжала шуметь, и ведьма молчала в ответ. Молчал и вампир, чуть покачиваясь и сжимая и разжимая кулаки.

Память о прошедшей любви тревожила парня, волнами принося то девичий веселый смех и волну светлых пшеничных волос, то гневно надутые губы и детские капризы, катастрофы сломанных ногтей и трагическое хлопанье дверями. Все то, что тёмному казалось смешным и очень живым, что заслоняло ощущение кромешного холода. Холода, который всегда дышал в спину, стоило только вернуться вечному голоду.

Потом, когда протянулось уже много минут, Алекс вдруг очнулся от воспоминаний, прислушался, резко поднялся и рывком распахнул дверь в ванную, заполненную паром.

Кран продолжал извергать горячую воду, мыльная пена струилась по полу, но ведьмы и ее одежды в ванной уже не было.