«Влада. Время Теней»: Глава 5

Глава 5

Запрещенная магия

Ливень к самому глухому ночному часу закончился, и Пестроглазово притихло. Вдали все еще глухо рокотало, будто гроза укладывалась спать и ворчала, ворочаясь в невидимых ночных тучах.

За дальним лесом, над просторной поляной висело дымное марево от горящей травы:  огненная пятилучевая звезда разгоралась все ярче и ярче, трещала сполохами огня, пожирая траву.

Огненные нити от звезды тянулись в темноте, причудливо извиваясь и исчезая в расставленных повсюду зеркалах. Ими было уставлено, усыпано все поле и даже лес вокруг. Зеркал были сотни – больших, маленьких, и сотни отсветов дробили огонь на полыхающие квадраты в темноте.

Все эти зеркала тихо гудели, исторгая ветер – какой-то особенно сырой, хватающий за горло и сбивающий дыхание. Холод стелился белой поземкой, окутывая траву белесым инеем.

Посреди поляны, на стволе поваленного дерева, как на импровизированном столе, были разложены раскрытые книги. Над ними высокий силуэт размахивал руками, бормотал что-то, раскачивался из стороны в сторону, и в такт его словам из зеркал усиливался гул, выбрасывая заряды ледяного ветра.

Дарья Романовна подходила тихо, ступая по заиндевевшей траве, которая едва слышно похрустывала под ногами. Потом, набрав побольше воздуха, громко рявкнула:

— Не спится, мерзавец?!

Фигура резко обернулась, прочертив в темноте глазами огненную ярко-зеленую дорожку.

«Мерзавец» оказался юн и хорош собой, хотя выглядел одичалым: отросшие ниже плеч светлые волосы были спутаны, черты лица слегка грубоватые, но правильные. Спину и развитые широкие плечи облепила мокрая рубаха цвета майской травы, в ухе лихо болталась зеленая серьга.

Смерив ведьму отстраненным взглядом, Бертилов отвернулся, и некоторое время стоял, сгорбившись и бегая глазами по страницам распахнутых перед ним ведьмовских книг.

— Что я делаю не так? – в конце концов, раздраженно спросил он. – Все как в книгах твоих написано: пентаграмму зажег, зеркала подготовил, заговоры прочел. И почти получилось, слышишь?! Я чую, что она уже рядом, вроде даже голос ее слышу… но ей не выбраться. Что я делаю не так?!

Верховная ведьма сделала несколько шагов и остановилась, в ярости раздувая ноздри.

— Обратись в службу техподдержки для магических чайников, — заговорила она тихим и злым голосом. – Вообще ты докатился, тролль. Наглое воровство колдовских книг из моего архива – твоих рук дело, я даже не сомневалась! А как ты ненавидел ведьм и их мерзкую магию! Бедненький, как же тебя трясло от возмущения в прошлом году, когда ты только узнал, что подлые ведьмаки и колдуньи обратились к тебе же за помощью и защитой! Только вместо защиты они попали в капкан, потому что мальчик-тролль решил поразвлекаться…

— Может, вместе поплачем по этому поводу? – охрипшим голосом огрызнулся Егор. – Да, я поучил ведьм когда-то давно уму-разуму, объяснил им, что не стоит ко мне лезть. Так визгу по этому поводу до сих пор выше крыши! Я повторяю свой вопрос – что я сделал не так? Я слышу ее голос, но не могу вытащить в мир живых.

— Не можешь, да неужеди? – пальцы Верховной скрючились так, будто она собиралась задушить Бертилова. – А ведь ты… читал подряд все заклятия на вызов мертвых? По самым опасным книгам, которые есть в мире…

— Да, все перепробовал, — хмуро согласился с ней Егор. – Где результат – не понимаю.

— Сколько было принесено жизней в жертву, — голос Дарьи Романовны набирал силу. – Сколько боли и потерь! Темные потеряли родных, вампирская нежить сгинула во Тьме, и весь мир балансировал на краю еще прошедшей зимой. Но мы все выжили, ведь чудо! И наступил мир, о котором все долго мечтали…Мы все должны были жить спокойно, все три стороны Конвенции! Нечисть… темные – живите, кто вам мешает?! Их защищает домовое право! Светлые не страшны вам больше, некромант повержен, и вы снова получили индульгенцию для жизни на земле! А кто мешал жить спокойно тебе? Ты получил власть, о которой и не мечтал, ведь ты равен Темнейшему! А ведьмы получили единение – впервые за долгие столетия! НО – нет! Спокойная жизнь ведь не для тебя, Морок?!

— Спокойная жизнь? – голос светловолосого парня сорвался на хриплые нотки. – Захотели все хорошо устроиться, когда ее больше нет? Всех все устраивает, за счет чужой жизни, конечно…

— Это было ее решение!!!

— Ее к этому вынудили! Все мы, я в том числе! Она была сильнейшей вампиршей, и некромант специально вел ее к гибели! А мы ему помогали. Я действительно был мерзавцем, и вел себя с ней как… — тролль яростно потряс кулаками, не найдя слов. — Когда сцепился с Гильсом из-за нее.

— Думаешь, это все исправит?? – ведьма ткнула пальцем в расставленные на земле зеркала. – А если мертвяки сюда ринутся, а? Здесь по всей округе замогильный холод, дышать почти невозможно. Ведьмы не могут работать – начинается прорыв астрала, а колдовство – это наш хлеб! Я бы провела ликбез по потусторонней магии для идиотов, но ведь мне не сказали ни слова о твоей авантюре, когда даже до безмозглой кикиморы слухи и то доползли!

— Шла бы ты отсюда, — глухо произнес Егор, резко сбавляя тон. – Все равно опоздала. Я отступать не намерен, повторю все что сделал, хоть сотню раз… — он судорожно вздохнул, закрыв на секунду глаза. – И мне плевать, что я там нарушил.

Порыв холодного ветра колыхнул траву на поляне, и в зеркалах Дарья Романовна увидела только страшную бездну – темнее, чем ночь. Темнота эта вдруг рванула к себе, взметнув волосы ведьмы и уже затягивая пряди будто бы невидимыми руками. С воплем Верховная ведьма отшатнулась, едва не упав на спину.

— Этого не должно быть рядом с нашим миром, – она тяжело дышала, а руки ее дрожали. — Нельзя возвращать мертвых обратно, беда. Ты вторгся в черную магию, вломился туда, куда даже я никогда не полезу. Ты не имеешь права один решать за всех, Морок!

— Я на все имею право! – заорал Егор яростно и жутко. – Никто не хотел ничего сделать, сколько я тебя не просил, сколько ни пытался найти способ – и один ответ был! Пути все закрыты — успокойся, ненормальный… Так я сам сделаю, без чужой помощи…

— Разбей все зеркала, — приказным тоном заявила Верховная ведьма. —  Гаси огонь и разбей зеркала, сам! Раз сам натворил бед, теперь сам отменяй эту магию. Ты меня понял?! Пока еще не поздно.

— Да, конечно. Разбежался. Угу.

Морок с усмешкой будто выплюнул эти слова, наградив ведьму презрительной ухмылкой.

— Без тебя обойдусь… — ведьма принялась ожесточенно бить по зеркалам каблуком, кроша их в сверкающую пыль.

Егор вытянул перед собой руки: волна зеленого тумана, которая вылетела из его пальцев, поползла в сторону Даши. Та попятилась назад, пока не налетела спиной на кого-то, кто ее оттолкнул назад и закрыл собой.

— Угомонитесь оба!

Голос принадлежал Алексу Муранову, но сполохи огня осветили еще десяток фигур: Темнейший и вампиры неслышно окружили поляну.

— Дарья Романовна, а вам разве разрешено было пересекать границу нашего поселения без разрешения Темного Департамента? – выступив вперед, осведомился Тимур Готти. – Как вы вообще сюда попали, это интересный вопрос. Кстати, на вас поступила жалоба, что вы напали на водяного и угрожали кикиморе.

— Я получала сведения, которые от меня имели наглость скрыть… — огрызнулась Даша, которую Алекс очень медленно отталкивал назад,  по мере того, как зеленый туман подползал к носкам ее туфель.

— Мы не обязаны тебе докладывать о своих делах, — ответил Гильс Муранов. – Покинь наше поселение.

— Покинуть?! – закричала ведьма, несмотря на то, что пальцы Алекса предупреждающе сжались на ее плече. – Вы все лгали мне, вы меня обокрали, обманув моего домового! А теперь творите беззаконие и надеетесь, что вытащите девчонку с того света?!

— Попробуешь меня остановить – получишь войну, — прорычал Егор.

— Мы эту войну поддержим, — добавил Темнейший.

— Ах, войну… — Верховная ведьма обводила яростным взглядом лица тёмных, окруживших ее со всех сторон. – Войну… Вы оба хотите войну – и вы ее получите, — прошептала она, и, топнув ногой, громко закричала, вытянув руки:

— Проклинаю вас, чтобы земля вас не держала в этом месте, где творится беззаконие!

Как только эти слова прозвучали, налетел резкий порыв ветра, и горящую пентаграмму словно прибило невидимой рукой к земле. Будто подброшенные невидимой рукой, взвились и взорвались клочками бумаги колдовские книги. Языки огня сникли, потухли, и в наступившей темноте разнесся гул. Потом засветился фосфоресцирующим светом зеленый туман, который пополз, хватаясь за траву.

— Ведьма, ты пожалеешь об этом!!

— Бертилов, не смей!..

— Окружайте ее!

— Ребята, успокойтесь… это же наша Дашка, это не враг нам!

Последний выкрик принадлежал Алексу: вампиры дернулись, и земля под их ногами начала вставать горбом, будто под ней заворочались вурдалаки величиной с дом.

Темнота задергалась, заметалась: полетели мелкие деревца, мусор, пыль…

По застывшему лицу Верховной ведьмы было видно, что происходящее ошарашило ее не меньше, чем вампиров. Дарья Романовна так и замерла в оцепенении, глядя, как рушится все вокруг, пока волна зеленого тумана не плеснулась на нее. Ведьма коротко вскрикнула и тут же умолкла, закрыв лицо ладонями.

Дальше был бег – и бежали все, включая Алекса, который тащил ведьму на плечах.

Костры огневиков в вампирском лагере разметались, исчезли – повсюду была темень да земной стон, комья грязи со вставших на дыбы полей летели непрерывной канонадой.

— Дрянная ведьма! – братья Готти, увидав, как корежатся бортами машины вампирских собратьев, свистнули, подзывая нежить, и воронье возникло прямо из пустоты, вырвав из янва облако серной пыли.

Спасти своих железных коней удалось не всем: почти половину байков размололо в жерновах, будто земля нарочно жевала челюстями и выплевывала уже бесформенную груду железа за границы Пестроглазово. Парни взвыли, увидав, что их драгоценные байки и джипы превращаются в месиво, и на какое-то время потеряли из виду и ведьму, и Бертилова.

Черная магия бесновалась и крушила Пестроглазово, в то время как за пределами поселения темных царила тишина.

Вампир с ношей на руках выскочил из ревущего облака пыли, и, увидав спокойно стоящий у указателя «Пестроглазово» красный автомобиль, ринулся к нему. Ведьма через пару секунд оказалась в своем «Ягуаре», куда втолкнул ее Алекс, который занял место водителя. Машина едва успела сорваться с места, когда из-за пределов поселения темных вырвалась волна зеленого тумана.

— Как ты это сделала?! – рявкнул Алекс, однако ответа не получил.

Даша говорить не могла – мешало ей зеленое туманное покрывало, которое облепило голову, волосы и плечи. С молчаливым остервенением, хрипя и задыхаясь, она сдирала с себя зеленые лохмотья, которые с мерзким визгом тут же липли обратно.

Поглядывая в зеркало дальнего вида, Алекс в темноте отлично видел, что зеленая волна, как цунами, сейчас движется метрах в ста позади от ведьмачьего «Ягуара», вот-вот угрожая накрыть машину.

— Короче, я не знаю, каким образом ты устроила погром в нашем поселении, но знаешь, пользуясь редким случаем, когда меня никто не перебивает, выскажусь, — произнес вампир, увеличивая скорость и безжалостно направляя «Ягуар» по самым глубоким ямам и ухабам на грунтовке. – Ты была где-то в секунде от того, чтобы ребята не бросили на тебя нежить. К счастью, они вспомнили, что ты не некромант какой-нибудь, и тебе крупно повезло. Я также напомню, что Пестроглазово — это моя родина, где я вырос, и мне дорог тот старый дом, который ты обозвала «сараем». И мой внедорожник, который я ремонтировал год за годом, мне был очень дорог. В феврале менял крыло и дверь, масло залил хорошее. Я далеко не беден, на нехватку денег не жалуюсь. Но сама покупка машины для тёмного под домовым правом, когда весь мир завязан на людскую бюрократию и разные условности — это штука хлопотная. Замечу, что очень ценны были всем нашим их машины, которых больше нет. Ты обвиняла нас в том, что мы пытаемся вытащить сгинувшую несчастную девчонку, а сама скрывала, что владеешь не менее опасной магией. Я, знаешь ли, не ожидал такой подлянки, когда пригласил коварную стерву в свой родной дом…

— Пошел ты… к черту, — отплевавшись от зеленой дряни, выдавила ведьма.

— Этого хамства тебе вампиры не простят, — предупредил Алекс. – Учти, что Департамент так просто всего этого не оставит. Что делал тролль в Пестроглазово – его личное дело. В конце концов, он там вырос, как и Темнейший. А вот то, что ты натворила…  Держись! – рявкнул вдруг он, резко крутанув руль.

 Машину что-то толкнуло, закрутило, и по лобовому стеклу поползли яркие волны, будто высокая трава выскочила с полей и напала, став живой. «Ягуар» опрокинулся, покатился через крышу, пока зеленый шквал тумана швырял его, как игрушку. Однако если Морок и жаждал мести, то настигнув ведьму, на этом и успокоился.

Какое-то время спорткар тащило по грязи, потом зелень отхлынула и медленно начала таять в ночной темени.

Дверь машины изнутри вышиб удар кулака: Алекс вытащил оглушенную Дашу из салона, и она, упав на колени, долго кашляла зеленым туманом, прочищая горло.

«Ягуар» продолжал корчиться в агонии, будто машина была живой. Ее корежило и било об землю, пока из его выхлопной трубы лезли полупрозрачные зеленые твари невозможного вида, которые шипели на Алекса и уползали в заросли кустов на обочине.

Алекс же спокойно сидел на земле. Очень хорошо вампир знал о том, как обманчива была безобидность этих смешных на первый взгляд призрачных существ. Все эти ежи на длинных паучьих лапах, которые прыгали, как лягушки, полосатые веселые мухи, драконы с поросячьими пятачками – все это было только предупреждение, Морок всерьез и не думал вредить, помня о гостеприимстве вампиров.

Последняя тварь, дракон с головой свиньи, упорно лез из бокового зеркала машины, застрял в нем и долго хрюкал в темноте, шелестя крыльями.

Потом зеркало треснуло и рассыпалось, а зеленая мерзость с визгом взвилась в небо, взорвавшись фонтаном брызг в высоте.

— Бертиловщина во всей красе, — прошептал Алекс, внимательно глядя на весь этот безумный фейерверк. – Отстали вроде. По-другому я планировал провести эту ночь, уж точно не валяться на земле, глядя на зеленых свиней в небе… — губы вампира тронула неприятная усмешка, и он с некоторым трудом произнес: – Знаешь, Даш, нам лучше расстаться совсем. Могла бы предупредить, что способна разодрать в клочья поселение темных. Как ты это сделала, больше не спрашиваю – ответа, видимо, не будет.

— Ты… — ведьма пыталась выдавить какие-то слова, но они застревали у нее в горле вместе с кашлем. – Вы все…

— Не думаю, что тебе все еще нужен мой ценный совет, как тебе быть с твоей новой жизнью в тайном мире, — перебил ее вампир, поднимаясь на ноги. – Но все-таки один совет тебе дам — машину лучше поменяй.

Алекс сделал несколько шагов в сторону, как ему в спину донеслось от Дарьи Романовны:

— Нечисть проклятая! Вы играете с бездной, вы помогли Мороку лезть своими лапами в магию, тревожить мертвых! Видел, на что я способна?! Еще раз попробуете меня разозлить – сделаю то же самое…

— Убирайся в Москву, и чтобы в Питер к нам больше не лезла! – рыкнул, не сдержавшись, Алекс. – Я рос в Пестроглазово, это моя родина, а ты посмела… да там каждое деревце мне знакомо!

— ВЫ! ОГРЕБЕТЕ! – молодая ведьма, кашляя зеленым дымом, выкрикивала слова, будто лай. – Вместе со своим Мороком  —  проклятым! И еще вспомните мои слова… А ты! — ткнула она пальцем вслед Алексу. – Ты…

— Да сама ты, — огрызнулся вампир.

Оторвав от штанины джинсов хохочущего зеленого ежа, Алекс отшвырнул его в канаву и мгновенно скрылся в темноте.