LUDERE PER

Автор: Александра Балакирева

Глава 1.

Это должно было быть непримечательное зимнее утро. Ничем не отличающееся от других утро. Но ведь у каждого бывают такие моменты в жизни, когда все идет не так, как хочется. Когда все переворачивается с ног на голову, и ты просто теряешься в круговороте событий.

Как я уже сказала, это должно было быть обычное утро. Ночь на удивление была настолько спокойной, что мне не приснилось ни единого кошмара, так отчаянно мучавших меня в последние дни. Я умылась, поставила чайник, засыпав заранее кофе в любимую белую чашку, села за стол и только было хотела почитать новости из газеты, еженедельно покупавшейся у домовых за переулком, как вдруг мое окно разбилось вдребезги, а на стол упал домовой. Я говорю вам абсолютную правду! Через МОЕ окно в МОЮ кухню и совершенно точно на МОЙ стол влетел домовой. Я просто застыла, сжав крепко в руках газету.

После нескольких секунд замешательства, я вновь обрела способность шевелиться. Несмотря на то, что тело мое изрядно пострадало от нежданно обретенного гостя, боли я не ощущала. Порядочные куски осколков врезались мне в щеки, руки, но я не обращала на это внимание. Мой взгляд был прикован к раскинувшему руки домовому, лежащему на клетчатой скатерти. Его фиолетовые глаза были распахнуты так же широко, как и рот, а сам он был весь покрыт инеем. Его куртка, его брюки, его шапка, его лицо – все было покрыто инеем. Лежа на кухонном столе, он был похож на замороженного цыпленка. Я нервно сглотнула. В этот самый момент закипел чайник. Он то и привел мой мозг в движение.

Я узнала ледяного домового. Это был мой «партнер» Ленька Чуфихов. Мой так называемый друг….

Ваша жизнь в Темном мире будет радужной и наполненной яркими красками, если вы:

а) член семьи Темнейшего;

б) вампир;

в) ученик Носферона;

г) новоиспеченные Егор Бертилов или Дарья Ивлеева (этот пункт я добавила в список совсем недавно, в свете последних событий).

Если ты не являешься ни одним из вышеперечисленных, коим не являюсь и я – твоя жизнь полна дерьма. Есть несколько выходов из сложившейся ситуации. Во-первых, ты можешь работать за гроши на нескольких работах и в итоге окончишь свою жизнь никак и ни с чем. Во-вторых, ты можешь все-таки попасть в «N» элиту, но либо у тебя это получится, либо ты будешь работать за гроши на нескольких работах и в итоге окончишь свою жизнь знакомым способом. Но есть третий способ, по которому пошла я.

Начинала я совсем безобидно. Я продавала запись голоса сирены людям, как средство от бессонницы. Это был идеальный вариант. Постепенно я смогла заработать неплохую сумму, и позволила себе снимать квартиру. Я могла и дальше зарабатывать с помощью этого. В принципе я не нарушала правила, по сути даже людям помогала. Я считала себя волонтером, пока однажды кое-что не случилось со мной. Тогда я сидела в какой-то кафешке, к слову сказать, зашла туда просто чтобы выпить кофе и увидела их — обыкновенных по сути девушек. Они были из моего мира, но они не выглядели такими, как я.  Они были красивыми, носили одежду, что я порой видела в витринах магазина, но всегда проходила мимо. Обычно я просто не обращала на таких внимание, даже про себя всячески обсмеивала таких «фифочек». Но почему-то именно в этот день они зацепили мое внимание. Они выглядели такими беззаботными, и совершенно не думали о завтрашнем дне. Между собой девушки общались про какие-то просто «космические» проблемы, для меня это была ерунда, но их действительно это очень тревожило. Их не волновали такие вещи, как «вдруг люди, страдающие бессонницей, закончатся?». «Чем мне лучше сегодня позавтракать, чтобы хватило на завтрашней день?». «А что если меня больше не пустят в театр, где обычно постоянно приходит прослушиваться сирена «Лялюшка», что хочет стать актрисой, но ее вечно никуда не берут?». Я тоже не хотела, чтобы меня мучили всякие глупые вопросы. Мне вдруг впервые захотелось жить так же беззаботно.

Конечно, печенька тоже сыграла свою роль.

Официантка принесла мне чашку кофе вместе с блюдечком, на котором лежала маленькая печенюшка.

-Я не просила печенье.-окликнула я официантку.

-Дело в том, что вы наш тысячный посетитель.-затараторила официантка. – Примите наш подарок от заведения: печенька с предсказанием. Приятного аппетита!

И она ушла. Мда, неудивительно, что печенюшка была такой маленькой. Я бы сказала мулипусенькой. А че крошку не подарили? Бумажка с предсказанием тогда не поместилась бы?

Я сломала печенюшку и вынула сложенную бумажечку. Я не верю в подобные вещи, и обычно никогда даже не читаю предсказания, но мне нужно было отвлечься от этих противных мыслей про беззаботных девиц, заказавших на всю их большую компашку по пирожному с молочными коктейлями и пронзительно хихикавших, как хихикает уличный домовой, втюрив вам просроченный йогурт.

«Аз есмь истину я вижу:

Кофейный бог кричит «обижу»;

Змею ты на своей груди повесишь;

Через новые глаза истину ты взвесишь;

Незнакомца встретишь на пути своем,

И как развеять дым, знаем лишь мы вдвоем».

Какое миленькое предсказание. Какой милый стишок. Какой милый бред.

Я скомкала бумажку и бросила на столик. Дожевывая разломанную печеньку, я вновь посмотрела на девушек. Наверное, будущие выпускницы Носферона. Интересно, как он выглядит внутри? Так же, как Грестон – школа, в которой когда-то училась я? Грестон… добрый-старый Грестон… Стоит ли это здание на месте, или давно уже разрушено впоследствии войны? Он был хрупким, легко разрушимым. Черта с два, я бы вновь хотела туда попасть!

Я встала, так и недопив кофе. Эти противные девки окончательно испортили мне настроение! Зачем я вообще поперлась в это долбаное кафе! Здесь даже кофе нормально не варят!

Я подхватила свою сумку и задела чашку. Она грохнулась на пол, обрызгав остатками кофе мои джинсы. А ведь день только начался!!!

-Ой, какая жалость! — тут же рядом возникла кикимора-официантка.-Вам придется заплатить за разбитую чашку.

-Сколько?

-Две тысячи семьсот.

-За вот эту хреновину? – офигела я.- Да она у вас итак вся в трещинах была! Скажите спасибо, что я ее разбила, а то мало ли к вам санинспекция наведалась бы, а у вас чашка поцарапанная. Ну, конечно, ваша благодарность мне не нужна!

-Заплатите, пожалуйста, за чашечку.- повторила вежливо-елейным голосом кикимора.

-Да я такую же у домовых видела за двести рублей! Че вы мне тут втюхиваете – две тысячи! Две тысячи!

-Давайте вы просто заплатите и все.

-Я заплачу столько, сколько она действительно стоит!

-Она стоит три тысячи сто рубликов.

-Уже три тысячи? Было же только две!

-Три тысячи сто рубликов.

-Не пудрите мне мозги!- я бросила на столик сто пятьдесят рублей – столько стоит кофе, и хотела уже уйти, но кикимора вновь преградила мне дорогу.

-Вы не заплатили за печенье.

У меня глаза начали делаться круглыми как бильярдные шарики.

-Это же был подарок от заведения!

-Не было такого.

-Было!

-Не было!

Я злобно посмотрела на нее. Если бы взглядом можно было убить, она была бы уже в коме, но еще на последнем издыхании. Я же не долбаный склеротик! Я помню, что было пять минут назад! Зачем она парит мне мозг!

Так, успокойся. Глубокий вдох. Попробуем еще раз.

-Давайте, я просто заплачу за чашку и уйду?

-А как же печенье?

-И за печенье.-процедила я, подавляя свой гнев.

-С вам пять тысяч девятьсот девяносто девять. – произнесла кикимора.

-Это че розыгрыш!-воскликнула я.-Где камеры? Куда смотреть?

-Пожалуйста, заплатите, пожалуйста.-промямлила официантка.

-Вы же понимаете, что это бредейший бред! – закричала я.

-Да нет же!- в отчаянии тоже закричала кикимора.

Она показала мне меню. На одной из страниц была картинка той самой печенюшки, что принесла мне официантка.

«Ла ВильКруа»

Хрустящее печенье, украсит ваш день своим изысканным вкусом. Такое же печенье ели короли в далекой Франции. «Ла ВильКруа» было украшением любого бала или званого вечера. Им угощали приехавших иностранных послов. Рецепт данного печенья с трудом сохранился до наших дней, и теперь вы можете с глубоким удовольствием отобедать то, что когда-то ели короли.

Цена:5700 рублей.

Я посмотрела на официантку. Они тут все что ли больные?

-Королевское печенье?-процедила я.-В дешевой кафешке?

-Наше кафе входит в двадцатку популярнейших мест этого города!-возразила кикимора.

-Дайте угадаю – двадцатое? Не морочьте мне голову! Вы сами принесли мне его и сказали, что это подарок от заведения! Мол, я у вас тысячный посетитель!-рявкнула я.

-Ничего подобного не было!-опять воскликнула та.

Внезапно, я поняла. Это просто такая разводка. Меня просто нагло пытаются развести. По-вашему, почему именно я вдруг оказалась тысячным посетителем? Тут был еще какой-то мужик в темных очках, да те же самые девчонки из Носферона! Эти девушки и этот мужик выглядят дорого! У них наверняка есть деньги на это! Но почему же жертвой выбрали именно меня? Я выгляжу не так дорого. У нечисти, которая выглядит, как я, нет сил, чтобы сопротивляться. Поэтому они послушно платят, обиженные и оскорбленные судьбой. Мы клише «обездоленных» нечистей, которые боятся одного слово: «полиция». Все мы три типа неудачников все отдадим за то, чтобы обойтись без полиции. Те, кто выглядит по-другому, не боится их. Я уверена, что следующим шагом официантки будет как раз упоминание о полиции.

Я усмирила свой пыл. Просто заткнула уши и пошла прочь из кафе. Когда выходила, то видела, как затряслись стекла витрин. Я уверена, что это на них так подействовал квизг. Когда общаешься с кикиморами, будь всегда готов заткнуть свои уши.

Я начала бродить по улицам. Отчего-то мне стало так тоскливо на душе, я остановилась около моста и посмотрела на заледеневшую воду. Мимо меня ходили люди. Мимо меня ходила нечисть. Возможно, мимо меня ходили светляки.

Я посмотрела на небо.

-ДА ПОШЕЛ ТЫ!-крикнула я из-за всех сил небесам.

Многие оглянулись и посмотрели на меня. Но какая мне разница на них? Мне есть дело лишь до себя. Вот мой путь, по которому я должна идти.

Я развернулась и пошла неизвестно куда.  Я сама не знала, куда иду, но я чувствовала, что найду то, что ищу.

Проходя мимо витрин, я остановила свой взгляд на одну, ту самую, за которой 5 секунд назад продавщица выставила манекен с новыми джинсами. Поджав губы от досады, я посмотрела на свои бедненькие облитые кофе джинсики. Внезапно мне вспомнилась фраза из предсказания: «Кофейный бог кричит «обижу»». Неужели…Ну, да! Конечно! Может еще добро всегда побеждает зло?!

Я пошла прочь от витрин, манящих внутрь магазина. Решила вернуться домой.

Поднимаясь по лестнице, я обнаружила, что моя соседка переезжает. Двери ее квартиры были распахнуты настежь, грузные дядечки в замызганных штанах выносили мебель из ее квартиры. Сама хозяйка стояла и внимательно следила затем, чтобы эти двое не уронили тумбу.

— Она сделана из клена, чтоб вы понимали! Это настоящий раритет!- говорила она им.-Только попробуйте уронить – сразу же чекушка исчезает из ваших мечтаний!

Тут она увидела меня. В принципе я с ней не очень-то часто общалась, да и вообще мало знала, но я запомнила, что как только я въехала в свою каморку, она первая прибежала со мной знакомиться. Она была обыкновенным человеком. Если я уж с нечистью много не контактировала, то с людьми и подавно. Я имею в виду поговорить просто так ни о чем. У меня было мало друзей, если они вообще были. И дело было не в них. Я старалась не дружить с ними. Мне нравилось мое одиночество. Я не хотела размениваться моим ценным даром.

-Здравствуй, дорогая! — расцвела тут же соседка. — А я вот переезжаю! Замуж выхожу, представляешь?!

-Поздравляю.-буркнула я, смотря на парнишек.

Я тут же признала в них домовых. Мда, эта нечисть везде работенку найдет.

-Спасибо, моя дорогая! — произнесла соседка.- Хоть мы с тобой и мало общались, знаю – ты чудеснейший человек!

Один из мужичков хмыкнул. Я бросила на него грозный взгляд и вернула свое внимание на соседку.

-Хочу, чтобы и ты запомнила меня как хорошего человека. Вот, держи!- она протянула мне свой серый шарф.

Признаться, честно, я оторопела. Как можно вот так вот просто что-то отдавать по сути человеку, которой тебе никто? Ей совсем не нужны вещи?

-Спасибо.-протянула я.

-Ой, не за что!-улыбнулась соседка.-Главное, чтобы он согревал тебя, и ты вспоминала обо мне!

Понятно. Хочет казаться такой милой-милой-милой. Ну, она правда очень милая.

-Спасибо.-повторила я.-Это очень неожиданный подарок. Я не знаю, даже что подарить тебе…

-Не стоит! Не стоит!-тут же затараторила соседка.-Просто прими его и все.

Все-таки она чокнутая. Не зря про нее старушки на скамейке болтали. Они точно что-то про нее знают.

Я вошла в свою каморку, попрощавшись с соседкой. Пришлось вытерпеть обнимашки, которые я просто ненавидела! Но она подарила мне шарф, почему бы и не позволить обняться с ней, ради исключения?

Я встала перед зеркалом в прихожей и натянула на себя шарф. Он был теплым и пушистым, и буквально сразу же начал согревать мою шею. Я даже не думала, что мне настолько холодно. Серый цвет…это мой любимый цвет. Цвет крыльев мотылька….

«Змею ты на своей груди повесишь».

Он же серый! Ну, змеи, же зеленые, да? Это просто совпадение! Да, и кто кроме такой психички, как я, увидит в обыкновенном пуховом шарфе змею?!

Я подумала, что мне нужно расслабиться. Это был слишком напряженный день. Я решила пойти в свое самое любимое местечко в этом городе: бар «Крольяшка». Это было единственное место, где я могла по-настоящему расслабиться.

Если вы хоть раз бывали в этом баре, то знаете, что его посещают только непревзойденные критики. Это было специальное место для нечисти. То есть людей туда никто и никогда не пускал. Каждый вечер здесь велись разные разговоры между разными видами нечисти. Темы разговоров могли быть связаны с чем угодно: от наглых домовых, что дерут с три шкуры за обыкновенную газетенку до самого Темнейшего. Так как я была частым посетителем этого места, я тоже любила порой говорить со своего места под бутылочку жуть-колы. В «Крольяшке» вас всегда выслушают, и всегда примут вас такими, какие вы есть. Хоть потом вы будете бухие и не вспомните даже о тех, кому обещали отдать свои трусы, но эти вечера будут лучшими в вашей жизни.

Как только я подошла к бару, охранник, здоровенный упырь Боря, тут же приятельски улыбнулся. Я ответила ему тем же и вошла в бар. Сегодня здесь было не так много народу.  В некоторые дни бар бывает забит до отвала. За стойкой стоял валькер Миха.

-О, кого я вижу!- сказал он тут же, увидев меня.-Че то давненько вы к нам не захаживали, мадам Кокофф!

Не знаю почему, но он вечно называл меня мадам Кокофф. Как увидел меня в нашу первую встречу, так и продолжал звать.

Я присела на стульчик. Валькер был в темно-синих круглых очках и со своей обычной манерой «аля-пафос» жонглировал бутылками. Одну он бросил мне, и я ее, если честно, еле поймала.

-Что начитался гламурных журнальчиков, решил примерить?-спросила я, указывая бутылкой на очки.

-Да это ваще прикольная тема! Сейчас все такие носят! — воскликнул валькер.- На – примерь!

Он протянул мне очки. Я надела их и посмотрелась в зеркало, которое заботливо вынул валькер. Ммм, а ведь и в правду круто смотрюсь. Да и вообще… такое интересное чувство возникло, когда я их надела. Чувство…крутости что ли…

Почему я никогда не хотела быть крутой? Почему я всегда рассчитываю на меньшее? Неужели я не достойна большего?

-Мы все умрем!-крикнул кто-то.

-Мы все умрем!- тут же хором повторила вся нечисть, подняв бутылку, в том числе и я.

Скоро конец света. Вся нечисть это предчувствует. Да и тем более всех уже успели довести домовые со своими рассказами. Я умру в обрызганных джинсах и в рваной куртке. Мое имя никто не узнает. А самое главное я так и не почувствовала вкус жизни.

Через новые глаза истину ты взвесишь…

Я сняла очки и вернула их валькеру. Он в это время разговаривал с каким-то домовым.

-Никто не хочет со мной водиться! Никто! — жаловался домовой, попивая жуть-колу.- А ведь я умный, гениальный домовой! Почему они так со мной обходятся?

-Потому что ты самовлюбленная задница, Леня. – сказал валькер, протирая стаканы.

-Может быть.-промямлил тот.-Но ведь я очень нужный! Тому, кто нужен, можно все простить!

-Да кому ты нужен, Леня?-произнес Миха.

-У меня меж прочм, -заплетающимся языком проговорил домовой.- в зловоротне главная труба!

-Какая-какая труба?

-Главная!

-У меня тоже трубы есть дома! И че?!-произнес валькер.

-Ты не пониммаешь…

Но тут Миха переключился на другого клиента, а домовой, увидев меня, пододвинулся поближе и начал говорить:

-Труба моя ведет к системе труб. По ним водяные только так прыгают, и мне все приносссят, че в какой квартиррре, кктоговоррит: у кого ребенннокррродился, кто женилссся, кто уехал на три недели…- домовой отпил немного жуть-колы.-Я…я…я…же раньше в банде домовых был….они квартиррычисттили, благгодаря мне! Зналли, где, кого нет дома! А теперь меня выперрли из банды изз-зза того, что я к Польке подкатить решиллл, а это низяяяя…..

-Ты чистил квартиры? — я посмотрела на домового.

-Токо богачей и токолюдей. — проговорил тот. — Конвенция нам дана свыше для ттого, чтоббыыдуррить людей! Я им говорррююю – вы безз меня ноль без паллочки! А они меня пинком под зад…

-А ты знаешь из какой квартиры тебе что приносят водяные?

-Да. — кивнул домовой. Он посмотрел на меня мутным взглядом. — Неее, я больше преступником не стану….Я же пошшелтудда из-зза бабушки. Она болела, нужны были деньги. Но она все равнно умерла.

-Мы не будем грабить квартиры.-произнесла я.

-А что же тогда будем делать?-вновь посмотрел на меня домовой, и его взгляд как будто прояснился.

-Мы будем их бесплатно снимать!- сказала я, допив свою жуть-колу до конца.

Вот так вот Ленечка и стал моим «партнером». Вот так вот я круто поменяла свою жизнь.

 

Глава 2.

Это решения я приняла тогда, когда все были уверены, что беды не миновать. Но даже когда ситуация вернулась в привычное русло, я не поменяла своего мнения. Я втянулась в свою новую жизнь. Если бы я знала, к чему это приведет…

С помощью Лениных труб мы узнавали, какие квартиранты покидали свое жилище на несколько дней, а с помощью меня (спасибо моему папаше), мы проникали в помещение и останавливались там. Мы не грабили, просто какое-то время мы там жили. Я специально выбирала квартиры, чьи владельцы были более или менее обеспечены. Не так, чтоб слишком богатые (для сигнализации), и не так, чтоб слишком бедные (своих братюнь не обижаем). Мы спали там, мылись, покупали еду на деньги, что прятали в разных местах хозяева, бывало одевали их одежду. Благо Конвенция скрывала наши следы, ведь мы посещали только квартиры, принадлежащие обыкновенным людям. Хочу заметить, что ухудшение дела с Конвенцией не изменило наших планов, мы продолжали так поступать. Просто делали это теперь ночью, а не днем. Мне нравилась такая жизнь: в блестках, крутых вещичках и деликатесной еде. Я по-настоящему в это втянулась, что начала забирать некоторые вещи и немножко денег себе. Из-за этого я начинала ссориться с Леней. Он считал это кражей, а я называла это «одолжением».  У меня даже появились такие же очки, как у Михи. Больше в кафешках меня никто не мог увидеть.

И вот до чего это меня довело.

Мы опять с Леней поссорились. Очень крупно из-за одного происшествия. Поэтому в «путь очередного съема» я пошла одна.  Приняла вечером ванную (тут было настоящее джакузи!!!), посмотрела на плазме какой-то сопливый фильм и легла спать в большой и очень мягкой кровати. Ничего не предвещало беды….

Чайник выключился сам. Я заправила выбившийся из-за уха волос, боясь хоть как-то прикоснуться в домовому. Но все же я сделала. Я попыталась нащупать пульс, хоть, наверное, это и было глупо. Он был мертв. По всей кухне было разбросано сотни осколков от разбитого окна. На них я и отвлеклась. От чего я вдруг села на пол и начала сгребать осколки в кучу. Мне было страшно. Очень страшно. И хуже всего, что я не могла позвонить в полицию.

Я оглянулась на Леню. Встала. Подошла к нему. Закрыла рукой ему глаза. На полу мне казалось, что он смотрит на меня, хоть это и было бы ему не очень удобно.

Мне нужно что-то сделать! Нельзя стоять вот так вот просто и ждать чуда!

-Прости меня, — произнесла я, поднимая Леню и выкидывая его из окна.

В следующий миг я пожалела об этом, и чуть было не выглянула из окна. Я слышала, как шмякнуло его тело на асфальт. Зачем я его выкинула?! Я могла просто вытащить его на лестничную площадку! Там бы на него точно обратили внимание! Может ли быть больно мертвому домовому? Черт, что мне делать!

Трясущимися руками я продолжила сгребать осколки в кучу. После этого я выбросила их в ведро. Осторожно выглядывая из-за двери, я вышла на лестничную площадку и выкинула мусор в мусоропровод. Вернулась в квартиру. Вряд ли хозяева не заметят разбитого окна. Ну, оно могло лопнуть от мороза…или еще от чего-нибудь…

Я зашла в ванную и посмотрелась в зеркало. Меня пугало мое собственное отражение. Из щеки торчали три осколка, струйки крови стекали по моему лицу вниз. Один осколок попал в губу. Но меня пугало не это. Меня пугал мой холодный взгляд….мой безразличный взгляд….Во что я превратилась?

Я вытащила все осколки из своего лица и руки. Из губы было больнее всего. Но я выдернула.

Осколки я выкинула все в тот же мусоропровод. Не знаю, почему я не подумала об этом раньше. Но уже выходя из квартиры, я не боялась, что меня заметят. Я покидала эту квартиру навсегда.

Спустившись вниз и выйдя на улицу, я заглянула за угол. Кучка народу столпилась над чем-то и что-то рассматривало. Хорошо. Значит, Леню нашли. Я развернулась и, мысленно прося себя не оборачиваться, пошла вперед.

Помните, я говорила, что мне страшно? Этот страх меня не покинул. Он все еще сидел внутри меня. Он все еще сидел в горле, находясь в большом комке, которое сдавливало его. Я должна быть осторожнее. Вдруг за мной следят? Вдруг меня тоже убьют? Что будет с Леней? Леня….

Я нащупала в кармане куртки ключи от его зловоротни. Я могу пойти туда. Но я не пойду. Это первое место, где меня будут искать.

Я выкинула ключи в ближайшую мусорку. Так мне стало немного спокойнее. Что мне делать теперь? Куда мне теперь идти? Тема! Он мне поможет!

Артем Капулус – мой один хороший знакомый упырь. Скажем так, мы учились вместе с Грестоне. Он хороший парень, и вообще я редко с ним пересекаюсь, но в школьные годы мы были лучшими друзьями. Как-то наши дороги разошлись. Но я знала, что он держит ларек на одном проспекте, и лично там торгует. Виделась с ним пару раз там лично, даже с Ленькой его познакомила. Один раз даже пошли в «Крольяшку», но он как-то быстро ушел, так как у него появились какие-то дела. Но это был реально единственный, кому я могу довериться в данной ситуации.

Я подошла к ларьку. Вокруг него не было никого, а само окошко было закрыто. Я постучалась в него. Темка не выглянул. И какие у него могут быть сейчас важные дела?!

Я еще сильнее стукнула, да так, что по окошку прошлась трещина. Тут же послышался заспанный голос:

-Я щас кому-то постучу! Вот такая трещина все лицо выйдет!

Окошко открылось и появилось заспанное лицо Темыча. Одна щека его была красная, а сам он выглядел немного помято. Мы где-то с полминуты смотрели друг на друга. Лично я ждала, пока он очнется и поймет, кто перед ним стоит.

-Здрасьте!-не выдержала, наконец, я.

-Забор покрасьте!-передразнивая мой тон, съехидничал Темыч.-Тебе силушка от матушки-природы для чего дана? Чтоб мой ларек раскулачивать? Че ты пришла, нормально же общались!

-Проснись, матушка-природа! А то всякую фигню несешь!

Темыч впустил меня внутрь. Ну как впустил. Дверь открыл, я вошла, а он стоит и стекло сломанное рассматривает.

-Вот че мне теперь делать! Так любой дурак добьет, рукой пролезет, и че захочет унесет!-рявкнул он.- А поменять я не могу – мне холодно будет!

-Спать?

-Работать. –фыркнул тот.-Ты че пришла?

Я поникла. Вспомнила вдруг лицо Лени. Холодное лицо, изображающее крик. Он всегда был таким…таким….ранимым…беззащитным. Его очень легко было обидеть. И он никогда бы не огрызнулся вслед вам. Он не мог никогда постоять как следует за себя. И вот теперь он лежит теперь там…неизвестно где. Вдруг я вспомнила, как он однажды назвал меня подругой. Разве друзья так поступают, как я поступила с ним? По сути оставила его там одного?

-Алеееееее!- хлопнул в ладоши перед моим лицом Тема. – Че случилось?

Теперь он выглядел обеспокоенно, и даже с какой-то тревогой смотрел на меня что ли. Я тут же приняла холодный вид и сказала:

-Леню убили.

Он вздрогнул. Еще раз посмотрел мне прямо в глаза. Наверное, пытался понять: шучу я или нет. Я не шутила.

-Мда…-протянул он, присаживаясь на стул.-Жаль парня, хороший был…..

-Ты разве его знал? Ну…я имею в виду так хорошо?-произнесла я.

-Ну да, мы часто с ним встречались. Болтали о том, о сем.-проговорил Темыч.-А как так вышло то?

Я рассказала ему про свое утро. А потом сказала, что знаю, кто его убил.

-Серьезно?-он посмотрел на меня как-то напряженно.-И кто?

Дело было в том, что недавно, из-за чего собственно говоря и возникла наша ссора с Леней, мы столкнулись с бандой домовых-домушников. А точнее с его бывшими «друзьями». Теми самыми, которые его кинули. Это произошло ночью, когда мы решили вернуться в Ленину зловоротню, потому что квартира оказалась с золотинкой. Это означала, что там жили богачи, сумевшие установить сигнализацию. Мы такие квартиры обходили стороной. И неожиданно встретились с бандой прямо у дверей.

-Здравствуй, Леонид.-произнес один из семерых домовых, который видимо был среди них главным.- Вижу, ты нашел себе новую компанию.-он окинул меня каким-то мимолетным презрительным взглядом и вернулся к Лене.

-Да. Нашел.-кивнул Леня.-Познакомься Яра, -он обратился ко мне. — это мои … мои бывшие «партнеры». Которые меня нагло выперли! Больше я с такими не вожусь, и тебе не советую. А теперь попрошу подвинуться, вы загораживаете входную дверь.-это он уже сказал домовым.

-Не так быстро.-сказал тот.- Тебя никто бы не выпер, если бы ты к Полине не стал приставать. Знаешь же, что она моя, че полез тогда?

-Из-за бабы такого квалифицированного специалиста выгнал.-с большим надрывом в голосе воскликнула я.-Тьфу. Как не стыдно.

-Подожди в сторонке, пока взрослые разговаривают.-бросил мне домовой.

Я фыркнула, но все же не стала огрызаться. Ленька рассказывал, что они находятся в шестерках у одной влиятельной мадам. А влиятельных людей мы уважаем. Так что по уважению к ней, я не стала трогать этих домовых. Нет, я не испугалась. Так говорю, если что.

-Чего вы пришли? Обратно в банду позвать? Так, я не пойду!-хмыкнул Леня.-Я теперь чистыми делами занимаюсь.

-Это чистыми делами ты называешь проживательство за чужой счет? Да ты альфонс, Ленечка.-проговорил домовой.

Леня насупился, явно не желая продолжать этого разговор.

-Дяденька,-произнесла я детским голоском.-мы очень устали и хотим домой. Пропустите нас, пожалуйста.

Домовой презрительно на меня покосился.

-Где ты откопал такое недоразумение?-произнес он.-А в общем, мне знать, где такая помойка водится ни к чему. Мы пришли предложить тебе дельную сделку, Ленечка.

Леня тут же навострил уши, а я насторожилась. Конечно, я обиделась на этого горохового царя, но все равно пока старалась не вступать в передрягу.

Гороховой царь тем временем вынул леденец из кармана и начал медленно его разворачивать. Это очень капало на нервы, скорее хотелось услышать, что там за сделка, а он специально еще медленнее и так не спеша снимал фантик.

-Ну!-нетерпеливо воскликнул Леня.

-Нам очень не хватает,-в этот момент он засунул леденец себе в рот.-твоих прирученных водяных. Все-таки они были очень хорошими работниками, качественно выполняли свою работу. Сейчас грабить квартиры стало намного труднее.

-А я вам говорил!-радостно воскликнул Леня.-Вы без меня – ноль без палочки!-и тут же он потер свой бок, на котором все еще болел его синяк от сильного пинка.

-Больно ты нам сдался.-фыркнул кто-то из банды.

-Зачем так грубо?-повернулся к своим ребятам царь.-Мы же цивилизованные люди, -он вернулся к нам.-мы справимся без хамства.

Вот же лжец! Сам противоречит своим словам! Уверена, если бы я ему указала на это, он бы сказал, что это не хамство, а чистая правда.

-Короче,-гороховый вынул из рта палочку.-мы хотим купить твою зловоротню.

Я тут же перевела взгляд на Леню. Вот это поворот! Неожиданно!

-Мы предлагаем тебе сумму от…

-УХОДИТЕ! ПРОЧЬ!-вдруг резко закричал Леня.-НЕМЕДЛЕННО! Я СЕЙЧАС ВЫЗОВУ ПОЛИЦИЮ!

И тут он вынул вдруг газовый баллончик из куртки и стал брызгать в домовых.

-Успокойся!

-Ненормальный!

-Бешеный!

Они все куда-то тут же исчезла. Будто бы испарились. Не думаю, что они испугались Леню. Их было семеро, они вполне могли с ним справиться. Наверное, переживали из-за того, что привлекут к себе лишнее внимание. А Леня тем временем вертеть газовым баллончиком в разные стороны.

-Леня, успокойся!-кричала я.-Леня, они уже ушли!

Но он не останавливался, а наоборот еще начал визжать, как резанный. Никогда его не видела таким. Это был первый и последний раз, когда я видела его таким. Не знаю, как, но я просто вырвала у него из рук этот баллончик, хотя это и было достаточно сложно, потому что он вцепился очень крепко в него.

-Ленечка, все, спокойно!-схватилась я за его плечо.-Они ушли!

-НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ЛЕНЕЧКОЙ!-взревел тот.

-Хорошо, Леонид. Не буду. Пойдем домой. Пойдем.

Я завела его внутрь, усадила на диван всякого трясущегося, заварила ему чай и пододвинула свои любимые печеньки с шоколадной крошкой, а сама устроилась напротив. Он тут же схватил своей пятерней несколько печенюшек, схавал все это быстро и запил чаем, которой выпил весь залпом.

-Все? Успокоился?-спросила я.

Тот кивнул, еще немного подрагивая.

-Тогда….почему ты не хочешь продать зловоротню? –быстро проговорила я.-Они бы предложили нам большие деньги, мы могли бы просто месяц шиковать!

-Эта зловоротня принадлежала моей бабушке, и единственное, что осталось у меня после ее смерти. Я ее никому не отдам! Будь в этом уверена!- сказал Леня, заглатывая очередную печеньку.

-Да-да, я понимаю, память о бабушке, все такое, но Леня – нужно отпускать прошлое и жить настоящим.

-Тебе все время волнуют только деньги.-произнес Леня, продолжая есть печенья.

-Прости родной, но по другому нам не выжить.-воскликнула я.-А на деньги мы бы смогли придумать, как заработать больше, я уверена, что….

-Я СКАЗАЛ, ЧТО НИКОМУ НЕ ОТДАМ ЕЕ! ТОЧКА!!

-Хотел сказать восклицательный знак?

-Тебе вечно надо сыронизировать?-вскочил Леня.-У тебя нет такого понятия, как жизненные ценности! Ты понимаешь, что живешь впустую? После тебя ничего не останется!

-После тебя тоже!

-А вот и нет! Моя зловоротня как раз и останется после меня.- сказал Леня.-И вообще – с чего ты вдруг решила, что можешь распоряжаться ею? Ты здесь никто!

-Ой, простите меня, великий мастер!-взъелась я, вскочив со стула.-Возможно я не забочусь о том, что после останется! Да, я никто в твоей зловоротне, но не забывай, что я вытащила тебя из запоя, в котором ты мало что мог кому доказать! Благодаря мне, ты не голодаешь и не мерзнешь в своей вонючей зловоротне! Ты должен сказать мне спасибо, а вместо этого говоришь, что меня волнуют только деньги. Возможно, я сейчас открою тебе тайну, но деньги волнуют всех! Я не одна такая, которая волнуется за собственную шкуру!

И тут через форточку прямо в миску с печенками грохнулась дохлая ворона. Леня подпрыгнул, а я наоборот отскочила в сторону. У лапки ворона была прицеплена записка. Я осторожно взяла ее и развернула. Я прочитала вслух, что было написано на записке красной стекающейся по бумажке краской:

-Ты сам определил свою судьбу.

Посмотрев, как из ворона вытекает кровь, я подумала, что на бумажке вовсе не краска, как вдруг сама бумажка исчезла, как и ворон.  Леня с круглыми глазами смотрел на меня, а точнее на мои руки, где только, что была записки.

-Они меня убьют.-с тихим стоном  он опустился на стул.

-С чего ты решил?-осторожно произнесла я.

-А что это еще может значить?-взвился Леня. Он схватился руками за голову и начал качаться.

-Тогда…надо уходить отсюда, как можно скорее.-произнесла я и кинулась собирать вещи.

Как только я собрала чемодан и вернулась на кухню, то обнаружила Леню все в том же состоянии.

-Леня.-осторожно похлопала его по плечу.

Он тут же вздрогнул и сказал:

-Я не уйду никуда.

-Ты дурак?-на полном серьезе произнесла я.-Ты же сам сказал, что тебе убьют. Валим отсюда, Леня!

-Нет.  Я останусь тут. Я не покину зловоротню ни при каких условиях.-сказал он.

-Мой друг, ты сошел с ума!-воскликнула я.

-Пусть так. Оставь меня! Иди куда хочешь!-огрызнулся тот.

И я оставила его, обидевшись. В моей душе еще алым пламенем горели те слова, что он сказал мне. Теперь я понимаю, что мне не стоило его покидать. Не надо было оставлять одного. Но, однако, я это сделала.

 

Глава 3.

-Мда….-протянул Темыч.- Засада…Бедняга парень. Пусть ему будет темно во Тьме.-произнес он, неизвестно откуда уже достав бутылку жуть-колы.

Он немного выпил, потом протянул мне. Я отпила немного. Холодная жидкость саднила горло, но я старалась не обращать на это внимание. Комок в горле не сдвинулся с места.

-Так ты боишься, что теперь они убьют тебя?-спросил Тема. Я кивнула.-А с чего ты решила, что они тебя убьют?

-Я свидетель! Было бы глупо оставлять меня в живых! Тем более они же не просто так кинули его именно в то окно, где находилась я! Это было сделано специально! Я уверена в этом на все сто тридцать процентов!

-Занятное дело. Не знаю, даже чем я могу помочь тебе.-сказал Тема.-Нет, конечно, ты можешь какое-то время пожить у меня…

-Они не тупые! Я уверена, что они знают, что я тут.-я с опаской посмотрела на разбитое окошечко. И тут мне в голову пришла неожиданная мысль. Она была настолько бредовой, что я даже засомневалась, стоит ли говорить ее вслух. Но… выбора то у меня однозначно не было.

-Кто тебя крышует?-выпалила я.

-Чего?-посмотрел на меня недоуменно Тема.

-Ларек в таком видном месте. Да и дела у тебя идут хорошо. Не может быть, чтобы тебя кто-то не крышевал!

-Ну…это короче…

-Не тяни!

-Барановский меня крышует.-выпалил тут же тот.

-Барановский!-ахнула я.

Барановский тоже был влиятельной фигурой в Притемном мире, как та мадам у домовых. Я слышала только то, что за своих он любому готов горло перегрызть. Это было каким-то чудом, что Темка оказался его подчиненным.

-Ярка, я знаю, что у тебя за мысль,-Тема вскочил.-но это вообще никакая идея!

-Да почему?

-Да потому! Я обыкновенная шестерка! Я с ним даже лично не встречался! Мне сообщения передавали через других людей!

-Ну, пожалуйста! Попробуй как-нибудь к нему обратиться! Вдруг его это заинтересует или наоборот у него возникнут старые счеты с этой их мадам, и он захочет ей отомстить! Прошу тебя,- я жалобно посмотрела ему в глаза.-это мой шанс! Я сделаю для тебя все, что угодно!

Темка смотрел на меня меньше минуты. Я видела по его взгляду, как он метается, как не знает, как поступить. Но, в конце концов, он решился.

-Хорошо. Я попробую.-кивнул он, и я тут же с визгом бросилась ему на шею.-Но я ничего не обещаю!

-Спасибо, Тема!-улыбнулась я ему.-Как-нибудь свяжемся.

Я отстранилась от него и хотела выйти, но он заново притянул меня к себе.

-Ну и куда ты собралась? Сама же говоришь, что они по любому уже знают, что ты здесь. Вдруг ты выйдешь,-он заправил мой волос за ухо.-а они тебя того – кокнут.

-Предлагаешь мне сидеть тут?

-Ну это не помешает им просто на просто кинуть сюда, ну я не знаю, гранату, например.

-Что ты предлагаешь?

Он вдруг мне подмигнул, подпрыгнул несколько раз на месте, а потом присел и открыл дверцу в полу, которую я до этого не замечала.

-Нифига себе!-ахнула я, заглядывая в тайный ход.

-Ага, знаю.-он взял уже откуда-то фонарик и посветил в темноту.

Там была лесенка, ведущая куда-то вниз.

-Она ведет прямо к сети подземных ходов. О ней знают только немногие. Как спустишься, слева от лестницы пойдешь прямо. Там есть те, кто из нечисти шурует, но ты их не боись. Так вот, идешь прямо, там будет такой переулочек и слева возникнет много дверей. Ты короче ищешь ту дверь, которая будет с номер «031». Именно так. Я в этой квартире кантуюсь потихоньку. Подождешь меня, я потом приду.

-И часто ты оставляешь дверь открытой?

-Закрытые двери – слишком подозрительно.- уверенно сказал Темыч.

-А открытые двери  — беззащитные двери!

-Зато, когда вор открывает дверь, он думает: «Ага, дверь открыта! Значит там красть нечего» из чего следует вывод, что он пойдет туда, где дверь закрыта.

-Странная логика.

-Странная психология.

-Спасибо, конечно.-я приняла у него из рук фонарик.-А ты уверен, что меня там эти не найдут?

-Неее. По крайней мере, домовые точно. Не знаю почему, но они жутко боятся этого места. Наверное, еще не отошли от «конца света».

-Ладно. Спасибуль.-я поцеловала того в щечку и сунулась вниз.

Надо мной дверца закрылась. Я быстро спустилась и пошла налево, как учил Тема, светя фонариком впереди. Вообще, Темка хороший парень. Мне надо будет его потом как-то отблагодарить за то, что он делает ради меня.

Вдруг неожиданно прямо передо мной возникла кикимора. Я ее жутко испугалась и даже чуть-чуть отступила назад.

-Не желаете сходить в наше чудо парикмахерскую «Эталон Кикимо»?-произнесла она с улыбкой во весь рот.

-Нет, спасибо.-покачала я головой.

-А быть может вы хотите попить чудо-кофе в элитном кафе «Эталон Кикимо»?

Серьезно? Парикмахерская-кафе? Нет, спасибо! Я уже попила кофе в одном кафе! Мне хватило на всю жизнь!

-Нет.-уже грубо ответила я.

-У нас так же можно посмотреть фильм в кинотеатре «Эталон Кикимо».

Ладно еще парикмахерская-кафе, но парикмахерская-кафе-кинотеатр, уже было странно. А вдруг она меня куда-то заманивает? Вдруг это все хитроумный план по моему убийству?

-Можно не пройти?-произнесла я.

-Да, конечно.-тут же как-то поникла кикимора и отошла, пропуская меня вперед.

В моей душе появилось чувство жалости к ней. С чего я решила, что меня сейчас убьют? У меня уже началась паранойя. Наверное, я должна сказать ей что-то ободряющее.

-Благодарю.-бросила я и пошла дальше.

Надо было додуматься устроить бизнес в подземке! Сама виновата, что у нее нету клиентов! Все же это подозрительно!

Тут я столкнулась с кем-то.

-Ой, простите. Кра-айнеизвиня-яюсь.-сказал, заикаясь, крайне лохматый упырь.

Я бы просто пошла дальше, но упырь настойчиво светил мне прямо в глаза и начал вопрошать:

-А вы-ы не знае-ете, где-де тут находится-ся ка-кафе? Дело в в том, что я ддолжен там встреретится с девушкой и …

Это он про «Эталон Кикимо» что ли говорит? Блин, да тут же пару шагов! Нет, надо было натолкнуться именно на меня! Сам же мог прекрасно дойти!

-Вот идите прямо вперед,-сказала я ему отрывисто.-там внезапно вам навстречу вылетит кикимора. Вот она вас туда и отведет.

-О-ой, спасибо бо-большое. – сказал упырь. – Про-простите за беспокойство.

И он пошел, как и я, но только в разные стороны. И тут же я почувствовала, что-то не так. Я оглянулась и посветила фонариком туда, где только что исчез тот упырь. Естественно того уже и след простыл. Но почему мне кажется, что с ним что-то не так? Почему мне кажется, что он солгал….А в чем он мне солгал? Он точно не должен был встретиться в кафе с девушкой! Но зачем-то же он это мне сказал? А что если…

Я попыталась нащупать свой телефон в кармане куртки. Вуух, нет, он был на месте! Это хорошо. Значит меня не ограбили. Тогда … что за фигня здесь происходит?!!

Вот сейчас в данный момент у меня не было паранойи. Я абсолютно точно понимала, что он мне соврал! На то, чтобы кто-то соврал, должна быть причина!

Не знаю, что на меня тогда нашло, но я решила пойти назад, к кикиморе. Стоило мне пройти пару шагов, как тут же выскочила кикимора и опять начала тараторить про услуги чуда «Эталон Кикимо».

-Послушай,-перебила я ее.-я встретила тут упыря. Он вроде бы должен был к тебе сейчас пойти.

-Какой упырь?-удивленно воскликнула кикимора.-Не было тут никакого упыря!

И смотрит так честно-честно. Но я почувствовала в ее голосе ложь.

-Что за цирк вы тут устроили?!-взъелась я.

-А че тебе надо тут?! — огрызнулась кикимора.-Жили спокойно не тужили! Мы тебя сразу раскусили – паучиха ты департаментская! Вали обратно в свою паутину, а в наше болото не лезь!

-Чего? –офигела я.-Я не из Департамента!

-Конеееечно, — хмыкнула кикимора.-многие тут не из Департамента приходили, да только смерть теперь камыши у них из под носа торчат!

Не успела я ничего сказать в ответ, как вдруг кто-то сзади меня ударил по голове. Я рухнула вниз, как подкошенная. Тут же появился звон в ушах. Удивляюсь, как я не отключилась сразу же после такого. Как в тумане я видела, как кикимора ругается с упырем, у которого был в руках кирпич. Через звон я слышала, что они ругались, но не могла различить ни одного слова. Я вся сжалась на полу, пытаясь избавиться от звона в голове, как вдруг заметила, что кикимора с упырем вдруг замерли и тут же куда-то убежали. Я увидела лишь две тени, которые отсвечивал фонарик на кирпичную стенку. Вдруг одна тень куда-то исчезла, а вторая стала увеличиваться, и я признала в ней женскую фигуру.

-Ярааааа…..-послышался чей-то женский голос.-Яраааааа…..

От этого голоса звон тут же пропал в голове. Я напряглась вся и, упираясь руками, попробовала встать. На удивление у меня получилось, но голова еще гудела. Тема, куда ты отправил меня?

Я подняла фонарик и, уже не помня себя, побрела куда-то вперед. Стены то расширялись, то сужались, а я просто шла, как будто меня кто-то вел вперед. В конце концов, я пришла к какой-то лестнице. Я стала подниматься вверх и через минуту, открыв люк, оказалась уже наверху. Эта был парк. Чистый воздух и белый снег быстро привел меня в чувства. Я вылезла из люка и села прямо в сугроб. Легла на спину, окунувшись полностью в белый снег. Моя голова пульсировала, как огромный чан с горячей лапшой. Мне нужно было охладиться.

-Девушка, — вдруг услышала я чей-то голос. — девушка, вам плохо?

Я открыла глаза и посмотрела на какую-то бабульку, стоящую рядом со мной и с опаской наблюдающей за моими движениями.

-Нет. Все хорошо. Спасибо.- помотала я головой.

-Точно? Если хочешь, я могу вызвать скорую помощь.

-Нет. — улыбнулась я ей. — Мне правда нормально. Просто…мне пора.

Я резко встала и начала отряхиваться. Бабулька помогла мне в этом деле.

-Чай, молодые все, пречудные. — сказала она, кряхтя и идя дальше по своим делам.

Я попыталась набрать полную грудь воздуха. А потом пошла к выходу из парка, так и не закрыв люк. Я не собиралась туда возвращаться. Нет.

Я так и не поняла, что там произошло. Но я жутко испугалась в этот момент. Я думала, что вот – меня пришли убивать. Однако, я все еще жива и даже иду куда-то. Вам интересно было куда я иду? Я вам отвечу на этот вопрос.

День успел так быстро пройти. Уже начало темнеть. Как так вышло? Ведь еще недавно было утро….

Однажды мы с Леней попали в квартиру и нашли там сейф. Немного покопавшись с ним, я смогла-таки его открыть. Там мы нашли не деньги и даже ни какие-то важные документы. Там просто лежал пистолет. Леня взял его в руки, покрутил, что-то посмотрел и в итоге сказал, что это детям не игрушки, и положил на место. Если честно я ожидала от него какое-то умозаключение, и в принципе он его и выдал. Сейчас я собиралась вернуться в ту самую квартиру. И забрать пистолет.

Я зашла в подъезд, поднялась по лестнице. Я помнила дверь квартиры и номер, что висел на ней. И сейчас я без труда нашла ее. Прислонившись к двери, я попыталась что-нибудь услышать. Но там была тишина. На всякий случай я постучалась в дверь. Мне никто не открыл. Это хорошо. Значит, я могу зайти.

Я открыла осторожно дверь и вошла внутрь. На самом деле хозяева здесь могли просто спать. Но я была на редкость удачлива, и поэтому никого не обнаружила в квартире. Отчего-то я зашла на кухню и открыла холодильник. Там стояло много чего: сковородка с котлетами и макаронами, всякие соленья, варенья, колбаса, яйца, майонез, но меня привлекла бутылка пива. Все равно мне от нее ничего не будет. Я потянулась к ней….но не смогла взять. Моя рука просто повисла в воздухе. Я здесь не за этим.

Я вошла в комнату с сейфом. Сняла картину со стены какой-то намалеванной фигни и начала открывать сейф. Открыла. Легко и просто. Я тут же услышала, как кто-то три раза хлопнул в ладоши. Но это было не в квартире. Это было в моей голове. Мои воспоминания, как змеи, начали шипеть и кидаться кусать. Мне было очень трудно успокоить своих змей в прошлый раз. И вот опять.

Я открыла сейф и достала пистолет. О, да. Он все еще был тут. Такой гладкий, черный. Заряженный. Я нацелилась на невидимую мишень. Попробуй теперь ко мне подойти.

И тут вдруг внезапно в тишине зазвонил мобильник. Я достала его из кармана. Это был Темыч.

-Алло. — хрипло произнесла я.

-Ты где? –тут же услышала я взволнованный голос Темы.-Куда ты ушла? Тебе надо было всего лишь дойти до моей квартиры и остаться там! Как ты умудрилась исчезнуть?!!

-У тебя получилось связаться с Барановским?

-Я задал тебе вопрос, Яра и…

-У тебя ничего не вышло. — я тут же отключила телефон.

Это было понятно сразу же. Бредовая мысль, тупая идея. Мне нужен был новый план.

 

Глава 4.

Что ж…. На самом деле в самом начале своего жизненного пути я не хотела становиться такой. Я не хотела заниматься тем, чем занималась сейчас. Возможно, многим из вас я кажусь грубой. Поэтому я прошу прощения у вас, ибо мне глубоко насрать на ваше мнение.

Вечером я села в электричку и поехала к своим истокам.  Я покинула свой родной дом, где провела первые шесть лет своей жизни, и переехала к своей тете в большой город. Уже оттуда я попала в Грестон, где провела большую часть своего путевого времени. Но я напомнила свой дом, который был моей крепостью и моей защитой, когда я сама не могла за себя постоять.

Я родилась в мае месяце, последним мгновением весны. Мои родители не были какими-то большими шишками. Отец работал в поле, а мать всегда занималась хозяйством и детьми, так как нас было в доме шестеро маленьких пищащих дормоедов, каждый из которых постоянно требовал внимания. Я была третьей в семье. У меня был старший брат, которого я почему-то не помню, потому, что он сбежал из дома, когда мне было два года. Так же у меня была старшая сестра Соня, которая вечно пропадала на улице, заводя знакомства с разными ребятами.  Она всегда мечтала попасть в верхушку Темного мира. Кто знает, как она теперь живет. Возможно, у нее получилось. Надеюсь, что у нее получилось.

В окнах промелькнула железная табличка. Одна из ее деревянных ножек подкосилась, поэтому табличка стояла наклонённой. Надпись на рваном выцветшем плакате с желтыми буквами гласила: «Село Туловка».

Вышло так, что мне и не пришлось следить за младшими, хоть я и была в то время крохой. И я не умела это делать должно, поэтому мама часто кричала на меня, если кто-то из младших успевал улизнуть на улицу. Тогда я обычно убегала в погреб и пряталась там меж соленьями. Я чувствовала себя более, чем одиноко и размышляла о том, что когда я стану взрослой, то никогда не стану заводить детей. Скажем так, я не то, чтобы не любила своих младших братьев и сестер. Я просто относилась к ним равнодушно. Так как у меня никого не было, я притащила зеркало в погреб и болтала со своим отражением, находя в нем себе поддержку. Конечно, мама находила меня там между шкафами, извинялась передо мной и вытирала своим огромным пуховым платком мои мокрые от слез щеки.

Вечером, уложив младших, мы садились перед окном с горящей свечой и мечтали. Не о будущем, не о сбыточных желаниях, а просто мечтали. Просто высказывали свои мысли вслух. После мне будет очень не хватать этих разговоров вслух.

Самое веселое для меня тогда было, когда возвращалась Сонька, и мама гоняла ее пьяную по всему двору, хлеща пуховым платком. Мне казалось это тогда очень смешным. Теперь я не удивляюсь, отчего Сонька всегда сдавала меня, когда я тайком от всех брала лишнюю печенюшку. Тогда мама почти что каждый день пекла песочные печенья. Я их люто ненавидела, но ела, потому что они были. До сих пор, когда я злюсь, у меня порой возникает во рту вкус этого песочного печенья.

С детства я умела ловко определять, когда мне врут. Однажды мама сказала, что мой талант поможет мне стать настоящим полицейским. Конечно, тогда маленькая Яруня еще мало понимала, кто такой полицейский. Но с того раза я начала мечтать бравым полицейским, помогающему нечисти и восстанавливающему несправедливость. Я даже нарисовала себе удостоверение. Это была обыкновенная бумажечка, сложенная вдвое. На одной стороне было написано: «УДАСТАВИРЕНИЕ», а на второй «Яруня Умкина – бравый палицеский». После этого я ходила везде с ним и при каждом удобном случае показывала его всем и каждому. Однажды Сонька вырвала ему из моих рук, порвала и выкинула.

-Дура! — обозвала она меня. — Гаже ментов только чуваки из Темного Департамента! Не вздумай позорить меня перед своими друзьями! — и она дала мне подзатыльник.

Тогда я очень обиделась на нее. Я не понимала ее слов. Я лишь чувствовала глубокую обиду внутри себя. Поэтому назло ей я нарисовала новое удостоверение, и даже не одно, а несколько. И когда ее друзья пришли за ней гулять, я специально высунулась из окна и принялась кричать:

-Яруня Умкина – бравый полицейский! — и выкинула сотни маленьких бумажечек из окна, прямо на голову ее друзьям.

После этого Сонька искала меня по всему дому. Но я спряталась в своем любимом погребе, и она не смогла меня найти. Мать, когда услышала про это, принялась хохотать, а Соня, проклиная всех, ушла-таки вместе с друзьями. Я слышала, как она своим друзьям, говорила, что я «полоумная», и незачем на «больную» обижаться.

Моя мечта стать полицейским еще сильнее укрепилась после этого случая. Ведь маленькая Яруня воображала, будто бы защитила беззащитную нечисть (то есть меня) от зла (в виде Сони).

Но вскоре случилось самое страшное событие в моей жизни.  Я до сих пор стараюсь ни за что в жизни не воспроизводить этот кусочек воспоминаний в своей голове.

Вот как было дело. Отец задержался на своей работе на слишком долгое время, и мама начала беспокоиться. До сих пор для меня осталось загадкой, почему мама отправила меня и Соню в поле, а не пошла сама. Может… у нее было предчувствие на этот счет? Она заранее знала, что там ждет? Но с другой стороны, если мать знает, что им детям предстоит пережить сильнейший шок, разве она не сделает все, чтобы этого не случилось? Величайшая загадка вселенной.

Мы пришли на поле с Сонькой. Было уже довольно темно на улице. Не помню, сколько конкретно в тот момент было времени, но знаю точно, что было уже довольно поздно.

Сонька дулась на меня из-за произошедшего, а я преспокойненько шла себе, напевая какую-то глупую песенку.

-Вот скажи мне, — повернулась ко мне Соня.-мы идем в кромешной темноте!-она загнула один палец.-Идем в поле, где легко можно потеряться! Мы – две беззащитные девочки! Чему ты радуешься так?-она продемонстрировала мне свои три загнутых пальца.

-Во-первых, мы прекрасно знаем, куда идти!-сказала я.-Во-вторых, я видела, как твои пацаны учили тебя драться! А в-третьих, я не считаю тьму твоим аргументом.

-О, посмотрите на эту умницу!-фыркнула Сонька.-И все равно, у меня какое-то плохое предчувствие.

-Разве ты не волнуешься за папу?-спросила я.

-А папа волновался когда-нибудь обо мне?-парировала та. Немного помолчав, она сказала.- Ну, конечно, я волнуюсь за него. Все-таки он мой отец.- а потом она добавила.-Кто мне еще кроме него будет деньги давать?

-Ты такая … жадная.-проговорила я.

-Ты хотела сказать меркантильная?

-Да. Именно это слово я и хотела сказать.

-Ты еще маленькая. Но я скажу тебе правду.-она развернула меня к себе и остановились на полпути. – Где бы ты ни была, в какой бы заднице не находилась – деньги, это единственное, что может тебя спасти.

-Неужели деньги правят миром?

-О, молодец.-она щелкнула меня по носу.-Лучше и не скажешь. По суди сама,-мы пошли дальше уже держась за руки.-Мы живем здесь – в тухлой деревеньке, которая скоро рассыплется. Я бы могла предугадать время, но это не так важно. Суть в том, что есть нечисть, которая живет намного лучше, чем мы. Они не заботятся о том, что заботит нас всю жизнь.

-Но это же нечестно.-проговорила я.

-Да, нечестно. Но кого это волнует?

-Темнейшего?-немного задумавшись, спросила я.

-Ха.-хмыкнула Сонька.-Его то это как раз волнует в последнюю очередь. Темнейшего и его темных тупоголовых приспешников волнуют лишь те, кто живут в таких же мегаполисах, как и он. Спроси Темнейшего про Туловку, ты думаешь – он вспомнит? Да ни фига подобного!

-Тогда если это никого не волнует, то как же … как же мы до сих пор живы?

-Потому что это волнует нас самих. Спасение утопающих…

-Дело рук самих утопающих!-тут же подхватила я.-Но если это нас волнует, то почему мы не можем позволить себе чего-то…большего?

-Потому что у нас короткие руки. Все, хватит.-вдруг отрезала Соня.-У меня из-за разговоров про эту дребедень, голова разболелась.

-Дребеденью ты называешь жизнь?

-Да, малявка. Именно так я ее и называю.-кивнула Сонька.

Некоторое время погодя мы достигли места, где обычно работал папа. Мы принялись кричать его имя, шли по дорожке, как вдруг Сонька резко замолчала.

-Что случилось?-спросила я ее.

Она лишь стояла молча и смотрела куда-то в темноту.  Я никак не могла разглядеть то, что она увидела. Из-за этого я подошла ближе….и оказалась лицом к лицу с папой.

Мне долго после этого снились кошмары. Я не запомнила ничего кроме его лица. Его раскрытый рот, синее лицо и глаза….глаза, которых не было! Вместо них были пустые глазницы.

Его убийство так и не раскрыли. Хотя его несомненно убили. Все было как в тумане. Сонька отвела меня в сторону и закрыла глаза, она сделала это очень быстро. Буквально сразу же после моего крика, но я все равно успела это увидеть. Успела рассмотреть до мельчайших подробностей его перекошенное от боли лицо.

Я молчала. Поначалу я молчала. Несколько дней. Соня пыталась меня разговорить, но я лишь смотрела сквозь нее и все. В конце концов, я начала говорить. Но грубо и почти все время огрызаясь. Эта манера сохранилась у меня и на сегодняшний день.

Мать спилась. Ее слишком сильно пошатнуло это обстоятельство. Кого оно не пошатнуло…разве, что мелких, потому что они были слишком маленькие и не смогли успеть запомнить отца. А я успела. Ведь он всегда, несмотря на усталость, рассказывал мне сказки на ночь. Это было что-то вроде традиции. Я всегда наливала ему граненый стакан чая, когда он приходил, и угощала его сухарями, которые ежедневно пекла мама. Помню, что мама рассказывала, как папа очень сильно расстраивался, если не успевал прийти, и я уже засыпала. Но я всегда, когда чувствовала, что засыпаю, оставляла ему на этот случай чай и сухари на столе, чтобы папа пришел и смог все равно хоть чуть-чуть поесть. Он был очень худым, как спичка. Почти никогда не ел, если не считать те сухари.

Соня пыталась читать мне сказки, но я специально затыкала уши и не желала слушать ее. Я считала, что папа может обидеться, если его место займет Соня.

В конце концов, семьей стала заниматься Соня. Я старалась ей помогать, пока мать отсыпалась где-нибудь во дворе. Но Соньке было тогда четырнадцать лет. И постепенно соседи донесли до местного руководства о сложившейся ситуации.

Сонька пыталась добиться эмансипации, хотя ей бы и в правду никто не дал ее. Но тогда папин знакомый, который якобы работал в Темном Департаменте только меньше по ступени так на два раза, говорил, что может попробовать замять дело. Но за это он просил определенную сумму. Сонины ребята попытались собрать, и получилась сумма намного меньше, но дядечка взял эту сумму и сказал, что попробует устроить, но, конечно же, ничего не вышло.

В итоге нас всех пятерых распределили по разным семьям, меня отправили к дальней-предальней тетушке. Не скажу, что там ко мне относились плохо. Ко мне старались относиться хорошо. Но мое начало уже было положено. Если вы не поняли, то я уже определила для себя, что никогда не стану полицейским. Что я вообще никогда не свяжу себя с законом.

 

Глава 5.

Я немного задремала к электричке со всеми этими воспоминаниями. Почему-то мне снилась большая банка кофе, у которой вдруг выросли ножки. Она была за спиной у меня, хотя на затылке у меня и нет глаз, но я знала, что она за спиной. И что она где-то далеко бежит подальше от меня.

Открыв глаза, я обнаружила, что в электричке было пусто. Никто нигде не сидел. Вокруг меня не было ни души. Протерев глаза, я взглянула в окно и увидела, что нахожусь все еще в городе. Я никуда не уезжала.
Поняв, что сидеть тут дальше не имеет смысла, я встала и направилась к выходу. Вдруг свет в вагончике замерцал, и я остановилась. Минуту  спустя все вернулось на круги своя, но больное воображение уже взыграло, нервы сделали свое. Мда, психичкой я была всегда.

Я сделала шаг к выходу, как вдруг электричку наклонило в сторону, и я грохнулась на сиденье. Медленно вагон стал заполняться зеленым туманом.

Вновь появился этот женский голос, звавший меня. Я заткнула уши, пытаясь не слушать ее. Но голос выворачивал всю мою душу наружу при одном лишь упоминании моего имени. Словно все ваши потайные страхи, сложенные в матрешечные шкатулки, вдруг повынимали и разом предъявили вам.

Электричка вновь накренилась, и я упала на окно.

-Лишь вы вдвоем….-говорил женский голос.

И тут я вновь проснулась. Я тут же вынула из внутреннего кармана пальто пистолет. Почему я не вспомнила о нем в своем сне? Если это был сон, конечно…Потому что вокруг меня опять никого не было.

Я вышла из электрички, спокойно дойдя до выхода, как вдруг она просто испарилась у меня за спиной. Вся электричка просто растворилась. Как будто ее и не было. Я просто стояла и смотрела на железные пути, что были предо мной. Одинокие, холодные железяки.

-Яра!-вдруг окликнул меня кто-то сзади.

Я вздрогнула, вынула пистолет и обернулась. Это был Тема. Он тут же вскинул руки.

-Эй-эй, ну ты чего…-растерянно проговорил он, следя за пистолетом направленным на него.-Ты ….ты где его вообще достала?!

-Не твое дело. — буркнула я, опуская пистолет.

Тема тут же подошел ко мне. Он пытался как-то приобнять меня, но как-то при этом и сторонился меня что ли…

-Да что с тобой?-воскликнула я.

-Со мной что? Не у меня в руках пистолет! — фыркнул Тема. — Послушай, мы обязательно что-нибудь придумаем.

Я всматривалась в его лицо. Он болтал что-то, но я как-то не вслушивалась в них. Я видела только его круги под глазами. Весь бледный…Давно ты спал? Его глаза….Он весь напряжен…Он был напряжен тогда в ларьке….он напряжен сейчас со мной….

-Мне нужно два джипа.-вдруг вырвалось у меня.

-Чего?-выкатил свои круглые глаза мой друг.

-Что слышал! Уверена, для такого парня как ты, это не будет проблемой. – сказала я.-Достанешь к завтрашнему утру?

-Хотела сказать к сегодняшнему?-произнес Тема.- Ты же прекрасно это можешь сделать сама, зачем тебе моя помощь?

-Нееет, — тут же начала отчаянно мотать я головой.

-Всегда интересовала, почему ты не можешь делать этого…Ладно, я подумаю над этим…А зачем тебе два джипа?

-Да так,-таинственно улыбнулась я.-есть у меня одна мыслишка.

Не знаю как, не знаю где, но Темычу удалось достать два джипа. Мы подъехали ко двору, где была Ленина зловоротня. Почему-то мне казалось, что встречу домовых именно тут.  И я оказалась права.

Мы въехали во двор на одном джипе. Тема был за рулем, я на заднем сиденье, а второй джип был как-бы прицеплен к первому. Ну, надеюсь, вы понимаете, о чем я.

Домовые сидели на скамейках. Причем заняли они все скамейки, что стояли во дворе. Я прям видела в окошках недовольные лица старушек, разговаривающих с кем-то по телефону.

-Сиди здесь.-сказала я Теме.

-Естественно. Не хочу засветиться лицом.-сказал Тема.

Я вышла из джипа и направилась к домовым. Гороховый царь, как и полагается главарю банды, сидел по серединке на корточках. Самое интересное было то, что он весь такой серьезный из себя сидел и держал в руках коробку с печеньем.

-Печенье с шоколадной крошкой? — усмехнувшись, произнесла я, походя к ним.-Странные бандиты пошли. Раньше пиво пили, теперь печенье жуют.

-Че поделать, хозяйка наша их любит.-произнес домовой, отдавая коробку другому домовому.

Он встал и подошел ко мне. Я вся внутри себя напряглась, но старалась виду не подавать.

-Че за фраера?- спросил домовой, кивая на джипы.

Он спросил это как бы невзначай. Но я понимала, что спрашивает он это, чтобы проследить обстановку.

-На номера посмотри. – простодушно сказала я.

-Эт че…Барановского типа? — пробормотал гороховый царь.

-Ага.- кивнула я.-Понимаешь, какие влиятельные люди стоят за моей спиной? Быть может, замнем это дело?

Домовой оглядывался на своих приспешников. Понятное дело, не хотелось им иметь дело с Барановским. Теперь он стоит и думает, что ему делать дальше.

-Ладно. Окей. Без вопросов. Какие дела? Просто так сидим и все…-произнес домовой, отходя к своим.

-Ну и ладушки! — улыбнулась я им и пошла обратно к джипу.

-По твоему лицу, я могу догадаться, что все прошло успешно? -произнес Темыч, когда я села в машину.

-Даже быстрее, чем я предполагала.

Я смотрела в окно, когда мы проезжали через другой ход мимо домовых, как гороховый разговаривал с кем-то по телефону. Со своей мадам что ли он говорит?

Тут же зазвонил телефон у Темыча. Он взял его.

-Да? Алло? – он пытался говорить сдержанно, но я чувствовала какие-то нотки срыва в его голос. И тут он выдохнул и положил трубку.

-Кто это был?-спросила я.

-Да так.-отмахнулся Темыч.-Кое-кто….

-Не хочешь говорить, не надо.-пожала я плечами.-Может по этому случаю отправимся в «Крольяшку»?

-А давай.-кивнул Тема.

У меня тут приободрилось настроение. Наконец-то комок, стягивающий мое горло, ушел. Но состояние Темы меня волновала если честно. Все-таки он ведет себя как-то странно. Почему-то тогда в ларьке я не обратила на это внимание, но он был таким и тогда.

Вдруг Темыч резко остановил машину. Я даже врезалась в сиденье.

-Какого фига ты творишь?!-воскликнула я.

Но он выскочил из машины. Он подбежал к какой-то девушке, стоящей на перекрестке. Она стояла вся какая-то потрепанная и испуганная. Но тут же прижалась к Теме, когда он после осмотра, крепко прижал к себе. Это его девушка? Я не знала, что у него есть девушка…

Тут зазвонил оставленный телефон Темы в машине. Я взяла его. Звонил какой-то номер. И почему-то я решила ответить.

-Алло?-робко произнесла я в трубку.

-Алло.-тут же грубо произнес мужской голос по ту сторону.-Кто это?

-Простите…-залепетала вдруг я.

-Вы знаете, что это телефон Артемия Барановского?

-Какого?-воскликнула я.

Я тут же выключила телефон и швырнула обратно на сиденье. Темыч все еще стоял на перекрестке вместе с какой-то девушкой. Я увидела паспорт, лежащий меж сидений. Почему он тут валяется? Это странно! Так не должно быть!

Я подняла паспорт. Раскрыла его. Артемий Барановский. Фотка Темы.

Я как-то медленно и аккуратно положила паспорт обратно. Там, где он и лежал. Подняла голову. Он стал направляться сюда вместе с девушкой. Я тут же выскочила и побежала куда-то стремясь, сломя голову. Я не слышала никаких криков в мою спину. Никто не звал меня назад. Как будто никто и не видел, как я выбежала из машины.

Я бежала долго. Не знаю почему. Но просто бежала.

Раннее зимнее утро. Из моего рта вырывается клубок пара. Я чувствую, что вот-вот упаду, но я все продолжаю бежать. Зачем?! Почему?! Как я продолжаю дышать, если этот долбаный комок перекрывает весь доступ!

И тут я упала. Прямо в сугроб. Это слишком странно…Почему позвонили именно тогда, когда он вышел? Почему я нашла его паспорт, хотя не должна была вроде находить….Это слишком легко…слишком просто…

-Такое бывает.-произнес женский голос.-Иногда мы задаем себе вопросы, на которые чаще всего можем ответить, но…однако не отвечаем.

Я видела ноги. Она сидела на скамейке. У нее были красивые красные замшевые сапожки. Я мечтала о таких в детстве.

-Детство — это прекрасная пора.

Я подняла глаза. Передо мной сидела та самая официантка из того гребаного кафе, откуда я ушла, не заплатив.

-Видела бы ты сейчас свое лицо. — усмехнулась она.

Я не сомневалась, что это была та самая мадам…предводительница домовых…..

-Вы меня убьете?-произнесла я, нервно сглотнув. Хотя это нифига не помогло!

-Зачем? Хотела бы я убить, убила бы давно. Наверное. Может быть. Так бы сказал, кто угодно. Но не я.-произнесла официантка.-На самом деле мальчик хороший.-она явно говорила сейчас о Темыче. — Просто каждый хороший мальчик может стать плохим. Надо знать рычаги, на которые стоит давить. Эти рычаги… они всю жизнь будут преследовать тебя, не так ли?

Папин комбайн…у него тоже были рычаги…Он учил меня как-то на нем ездить. Это стало его ошибкой.

-Он дорого поплатился за это.-произнесла мадам.

-Откуда ты знаешь?-произнесла я тихим голосом.

-Откуда я знаю? А ты еще не поняла?

Тут же официантка превратилась в Леню.

-Я никогда не умирал. — произнес он. — Собственно меня никогда и не было.

И он тут же стал кикиморой, что была в подземке. А потом тем заикающимся упырем.

-Простите ппппожалуйста….неловввковышллло…-произнес он.

И тут он стал моей соседкой. Той самой, что подарила мне шарф. Что съехала тогда…Выходила замуж…

-Зачем?-произнесла я.-Зачем вся эта игра?

-Вся наша жизнь одна сплошная игра.-проговорила она. – Раньше тебе это нравилось. Почему же тебе не нравится это теперь?

Тут она стала папой. Потом мамой. Потом Соней.

-Хватит! — не выдержала я и закричала на всю улицу.-Хватит! Мне это надело!

-Всему приходит конец…

-Просто уже прими свой облик! Скажи мне, кто ты!

-Я…

Ее голос утонул в каком-то пространстве. Тут же передо мной стали мерцать разные люди, которых я видела или встречала когда-то. Я даже узнала ту бабушку, что спрашивала у меня, как я, когда я лежала в сугробе…Это все продолжалось пока наконец я не увидела…себя.

Так как у меня никого не было, я притащила зеркало в погреб и болтала со своим отражением, находя в нем себе поддержку.

Это было не зеркало. Это была я! Я создала саму себя! Я болтала не с отражением! Я болтала с мороком! В нем я нашла свое уединение….Или….

-Это я нашла в тебе своем уединение? — произнесла вторая я. — Может это ты….мой морок?

Я стала оглядываться по сторонам. Никого не было вокруг нас. Никаких людей. Простое утро. Простая улица.

-Всю свою жизнь ты бежала от меня….или это я бежала от тебя? –произнесла вторая. – Я просто хотела избавиться от кошмара! Ведь это я убила папу! –она начала всхлипывать.-Я убила его! Или это была ты? Я уже запуталась! Я хотела поймать тебя! Сделать ловушку! Ты столько раз убегала от меня! И вот…у меня получилось!

Здесь так пусто….Лишь белый снег, окружающий нас двоих. Слишком белый.

Я вытащила пистолет и направила его на нее.

-Помнишь нашу детскую считалочку? — пробормотала она с блестящими глазами, не обращая никакого внимания на пистолет. – Аз есмь истину я вижу….

-Кофейный бог кричит «обижу»…- у тетушки я изучала латынь. Какая ирония. Мой друг. Мой милый друг….

-Змею ты на своей груди повесишь…- Леня был мороком, которого никогда не существовало.

-Через новые глаза истину ты взвесишь…-больно меня ударили тогда по голове.

-Незнакомца встретишь на пути своем, — я ведь и в правду не знала мадам.

-И как развеять дым…

-Знаем лишь мы вдвоем.

Я выстрелила.