Перейти к содержимому

Влада и война призраков: Глава 5. Основы безопасности нечисти

15 Июнь 2015Комментариев: 37 Влада и война призраков

Зачем московским магам понадобилось проверять ротонды в боевом режиме, и что это были за учения? Версии и слухи курсировали по универу уже целую неделю. Самая яркая версия, разумеется, принадлежала Буяну Бухтояровичу, который опустошил все запасы успокоительного в медпункте, но теперь даже Лина Кимовна бледнела и хваталась за сердце, когда в коридорах раздавался грохот или шум.

ill5Влада прожила месяц как в аду, заставляя себя погружаться с головой в занятия и приучаясь к мысли, что жить все равно надо. Отчаянная и хрупкая мечта рухнула, и теперь ее осколки больно ранили, стоило только случайно встретиться взглядом с Гильсом или столкнуться с ним в коридорах Носферона. Вампир улыбался ей, здоровался и каждый раз спрашивал, как жизнь, а что было отвечать, если никакой жизни вроде бы пока не было?

Влада улыбалась в ответ, научившись изображать жизнерадостность и вводить в заблуждение не хуже какого-нибудь тролля. Она твердо решила быть на факультете активисткой и браться за все студенческие дела, какие только возможно на себя взвалить. Очень скоро ее загрузили всем, что не хотели брать на себя Инга Тановская и Синицина, и от чего усиленно отбрыкивался Ганц. Это были дела, которые ни один староста в здравом уме и трезвой памяти на себя бы не взял, вроде помощи в учебе особо отстающим студентам вроде Горяева, беготни за прогульщиками лекций Сони Морфеевны, рисования плакатов, схем и учебных пособий, и даже дежурства около зловоротни: кто-то из светлых стажеров Магиструма иной раз хулиганил, в очередной раз рисуя на асфальте перед зловоротней лилию. Лилии приходилось долго стирать тряпками, что было непросто для нечисти — символ светлых магов обжигал пальцы, вызывая головную боль; зато Владе это было нипочем.

И только понимающие взгляды Бертилова говорили о том, что есть кое-кто, кого она не обманула. Тролль все видел, понимал и, как казалось Владе, презрительно отмалчивался, делая вид, что это его не касается.

А еще Владу тревожили сны. Точнее, даже не сны, а их отсутствие. Обычно ее сны бывали яркими, цветными, в них бурно перемалывались впечатления прожитого дня, но теперь они вдруг исчезли. Просыпаясь, Влада почему-то вспоминала только полоски и цветочки, будто всю ночь во сне смотрела на стену, оклеенную обоями. Это были хорошо знакомые обои из ее комнаты, в ее старом доме на Садовой улице, но почему они так настойчиво снились ей? Влада силилась вспомнить, что же в этих снах было еще, почему они так тревожили и пугали ее, но безуспешно: сны улетали прочь, оставляя в памяти только однообразный рисунок на обоях. Да еще голос, незнакомый, который звучал в ушах, будто пытаясь что-то до нее донести. Стоило открыть глаза, и Влада уже не помнила ни голос, ни слова, которые тот произносил. В любое другое время она бы просто выбросила это из головы, но сон повторялся изо дня в день, оставляя мучительное ощущение тревоги и чувство, словно она что-то упустила, не поняла чего-то очень важного.

К тому же она заметила и еще одну странность: стоило ей начать чиркать в конспекте или тетради, не особо задумываясь, что она рисует, как получался та самая картинка, которую она нарисовала первого сентября на лекции Ады Фурьевны: ее комната, открытое окно в темный двор, полная луна, освещавшая крышу дома напротив.

Вконец измучившись, Влада после долгих самокопаний пришла к выводу, что после разрыва с Гильсом и потери Егора ей попросту хочется оказаться дома, в своей комнате, вспомнить те времена, когда она ничего не знала о тайном мире и училась в обыкновенной школе. Объяснение было не очень, но других в голову не приходило. Жаловаться на свои заскоки было некому: Егору по понятной причине, а Жорик был так занят, что даже не отвечал ей в скайпе. Не звонить же ему на телефон из-за такой ерунды, как сны и рисунки в конспектах?..

К тому же ведьмаку явно было не до нее: в конце сентября тревожные новости начали доползать в Носферон: валькеры, вылетавшие из Носферона по ночам, рассказывали о столбах света, которые поднимались в небо от городских ротонд: валькеры побаивались подлетать к ним близко, но видно их было даже из Подмосковья. Теленечисть в своих новостях тайного мира мямлила что-то об учениях, которые были согласованы, и поэтому поводов для паники нет, а по обычным городским новостям отчаянно ругали ночные клубы, которые устраивают световое лазерное шоу.

Как-то раз в начале октября после пары по носфераторике вдруг отменили ОБН и сказали всем идти в большой спортзал.

— Быстрее, быстрее! – подгоняла ребят Тановская, которая за последний месяц заметно похудела и похорошела: все-таки ей шла на пользу даже видимость романа с Бертиловым, который явно использовал Ингу, чтобы досадить Владе и что-то доказать ей.

— Народ, чего стряслось-та? — подтягивая штаны, ныл на бегу Марик, который ненавидел физкультуру. — Почему физра вместо истории, а?! Я и форму в общаге оставил…

— Все оставили, — ответил ему Герка. — Говорят, что-то особенное будет, приехал чувак из Темного Департамента. Ща поглядим.

Большой спортзал Носферона находился на подземном этаже и использовался в основном для тренировок вампиров перед боями. Поскольку тренировки, да и сами бои были запрещены, зал долго пустовал, и теперь Тетьзин, убормонстр Носферона, носился по нему со шваброй, поднимая тучу пыли и традиционно ворча.

В спортзале, куда слетелись почти все огневики, около Лины Кимовны и Фильды Брановны, преподши по физкультуре, стоял и мило с ними беседовал высокий широкоплечий парень спортивного вида с короткой стрижкой и серьгой в виде оскаленного черепа в ухе. Увидав его, Марик Уткин захлопал глазками, а потом издал радостный вопль, высоко подпрыгнув в воздух; на физкультуре такая высота никогда ему не давалась.

— Алму-у-ур! — взвизгнули кикиморы, увидав гостя. — Это же сам, сам Алмур!!!

Алмуром на всех отделениях Темного Универа называли старшего брата Гильса Муранова, Алекса. Закончив Носферон, этот вампир оставил о себе какую-то непостижимо устойчивую славу, которая напоминала ректору Батори бессмертную стоголовую гидру — чем больше голов ей отрубать, тем больше их вырастет. К примеру, библиотекарь Носферона каждый раз, слыша грохот в недрах книжных полок или опрокидывая кружку с чаем на ведомости по выдаче учебников, обязательно произносил слово «чертовмуранов», уже даже не помня, как же это слово-паразит к нему приклеилось. Алекс стал чем-то вроде легенды, которая передавалась из курса на курс от выпускников к первокурсникам. Где-то были стены, которые он снес во время великих драк, в общаге сохранилась кровать, на которой он спал, а его учебники, исчирканные великой рукой, стояли на полке в кабинете ректора, чтобы никто не студентов не добрался до этой реликвии и не увидел нарисованные там ужасы. После окончания универа Алекс начал работать в Темном Департаменте, занимаясь сложной нечистью, которая создавала много проблем. С ректором Батори он сталкивался неоднократно, каждый раз доводя вампира до ярости, в результате чего ему был запрещен вход в Носферон.

И вот теперь он стоял здесь, в спортзале, готовясь произнести речь для студентов. Это могло означать только одно: личные счеты ректора с ненавистным выпускником сейчас отступили на задний план, уступив место чему-то более важному.

«Если Алекса впустили сюда, и он будет нам что-то рассказывать, значит, его новости не понравятся или напугают», — сообразила Влада, толкаясь среди девчонок позади вампирских рядов.

— Малча-а-а-ать! — Фильда Брановна хлопнула ладоши с таким треском, что с Марика слетели очки.

— Здорово, ор-рлы! — гаркнул Алекс, подбоченившись и оглядывая строй нечисти. — Итак, меня прислал сюда Темный Департамент. Вы все меня уже знаете, и представляться лишний раз не стану. Обращаться ко мне можно просто Алекс, без приставки «мор», не дожил еще до такого, — вампир усмехнулся. — Вижу, что факультеты рады отмене лекций по основам безопасности нечисти и хотят чего-то нового. Итак, у нас немного изменилась учебная программа курса основ безопасности нечисти. Мы будем изучать поведение нечисти в условиях войны. Войны между темными и светлыми, — добавил Алекс.

— Ух ты, — сказал кто-то. – Вот месяц назад ротонды жахнули — это что, объявление войны нам было?

— Жахнули? — Алекс усмехнулся. — Это они только пыль с себя вековую стряхнули. Если бы они жахнули, Носферона бы уже не было. А так — это были обычные учения магов, как нам было официально сказано, — Алекс многозначительно поднял одну бровь. — Но такие учения не проводились ни разу за все триста лет существования Конвенции. Поэтому по распоряжению Темного Департамента курс ОБН меняется.

— Домовые говорят, что надвигается война, потому что Тьма открывается, и оттуда выходит какой-то маг или властелин, который собирается объявить нечисти войну и всех нас уничтожить, — высказался Марик. — Может, нас отпустят по домам уже?

— Не несите глупости, Уткин, — оборвала его Лина Кимовна. — Как не стыдно, вы же упырь, а не…

— А не кисейная барышня, — закончил за нее фразу Алекс Муранов, мягко отодвигая преподшу в сторону. — Я все понял, настроения ясны. А что скажут вампиры?

— Алекс, ну мы не домовые, чтоб слухи разносить, но бои-то отменили. Так что вампиры, кроме нецензурных слов, ничего не скажут, — ответил Гильс, который стоял, скрестив руки и прислонившись к шведской стенке. — Не дурачки, поняли, что нам запретили любые тренировки, чтобы мы разучивались драться.

— Умение драться очень важно, — кивнув брату, согласился Алекс. — Но мы сейчас будем говорить о выживании нечисти в случае начала войны со светлыми. В первую очередь вы должны знать несколько важных правил. Первое: при ударах светлой магией нужно укрываться на территории зловоротен. Их расположение в городе вы должны помнить, как таблицу умножения. Вне города зловоротнями являются так называемые гиблые места, дислокацию которых вы тоже должны выучить.

Второе: наши поселения, вроде Огоньково или Пестроглазово, закрываются, и именно туда эвакуируются семьи. Но все студенты Носферона, все до одного переходят под командование Темного Департамента и подчиняются его приказам. В случае войны нечисть передвигается по янву, куда вы научитесь входить на лекциях по янвологии.

— Можно вопрос? – Герка поднял руку. — Маги видят нас в янве, какая нам разница, где передвигаться?

— Маги видят наши силуэты, это верно, — согласился Алекс. — Но когда нечисть передвигается очень быстро, они видят лишь смазанные тени, похожие на призраков. И то лишь те маги, в которых течет древняя кровь.

— Огнева, например, — громко заметила Тановская, оглядываясь на Владу, которая стояла у стены, надеясь остаться незамеченной до конца этой стихийной «лекции».

Влада вздрогнула, когда на нее устремились десятки глаз.

— Да, девушка с хорошей памятью, именно Огнева! — весело подхватил Алекс. — Уникальная студентка нашего Носферона, у которой половина магической древней крови! Подчеркиваю — половина!

— А вот я слышал, что наша Огнева ващ-ще может магов взглядом убивать, — заявил вдруг Йорг. — Пусть сходит в Магиструм, чего она в Носфероне отсиживается?

— Вот-вот, и я это слышал, — сказал тот самый вампир-старшекурсник, который цеплялся к Владе в столовой со своей защитой.

— Можешь, Огнева? — заинтересованно спросил Игнат.

— Завтра с утра всех магов поубиваю, потерпите, — огрызнулась Влада, которой и правда сейчас хотелось кого-нибудь убить. Она ненавидела моменты, когда нечисть, вспоминая про ее происхождение, дружно пялилась на нее, разглядывая, как экспонат в музее.

— А ведь правда, почему тогда Огневой просто не открыть эту самую Тьму, чтобы выпустить оттуда Армана, и чтобы древние вышли и просто покрошили в винегрет этих светляков? — Герка так разволновался, что у него глаза разгорелись, будто два алых уголька. — Но ведь в случае новой войны… нам же говорили, что выйдет из Тьмы древняя нечисть! Наше ядерное оружие, которое всех магов размажет, а? Может, оно и к лучшему?

— Ат-тлично! – проорал Алекс Муранов, потирая ладони. — Супер, народ! Значит, план действий у вас уже есть! Кстати, Герман Готти, чем ты планировал заниматься на зимних каникулах?

— Тусня всякая будет, — пожал плечами Герка. — С пацанами поедем по гостям, все такое… а что?

— «С пацанами тусня», — повторил Алекс, прищурившись. — Увы, придется отменить. Если Тьма откроется, выйдут древние, и начнется война. И это будет самая страшная война, которая сметет все с лица земли! Вы к этому готовы?

— Мне нехорошо, — Марик Утин поднял дрожащую руку, второй придерживая на носу очки, чтобы они снова не свалились. — Можно мне выйти?

— Он и на войне с магами к ним подойдет и попросится выйти в туалет, — засмеялся Ганц. — Самый грозный вояка наш Уткин, как вылезет на тропу войны — все маги разбегутся…

— Та-ак, — Алекс, переждав хихиканье в зале, окинул критическим взглядом мешковатую фигуру Марика. — А ведь упыри в древние времена были для магов сложным противником. Расспыпались на части и собирались вновь. Именно поэтому в мирное время Конвенция запрещает им так делать, в магических скрепах прописано, что упырь не соберется обратно, если рассыплется. Мало того — случаются стрессовые ситуации, в которых упырь действительно рассыпается на части, на мелкую нежить, и потом не может собраться вместе. Но при отмене Конвенции все иначе, запрет упраздняется, и способности упырей становятся очень и очень полезными! Твои предки, Уткин, представляли огромную опасность как для магов, так и для людей. Так что никаких «выйти»! Распрями плечи и втяни живот!

Марик, выслушав все это от Алекса, икнул и осел на пол, вытирая со лба пот рукавом.

Почти час Алекс рассказывал, как быстро добираться до зловоротен, используя янв, крыши и даже подземные пути вурдалаков, которые пролегают почти везде, и особенно под Москвой. Лекция затянулась, подвинув ужин, но Алекса все не отпускали, донимая вопросами. Когда же он наконец поднял вверх обе руки и объявил, что жаждет попасть в столовку, вспомнить бурную юность и навернуть хорошего ужина, ребята тут же обступили его со всех сторон, а очнувшийся от транса Марик кинулся попросить автограф.

В любое другое время Влада тоже подбежала бы к Алексу, но не сейчас. К семье Мурановых она больше не имела никакого отношения, и, хоть ей и стыдно было себе в этом признаться, она теперь избегала Алекса. Веселый и популярный старший брат Гильса раньше называл ее «Владиша» и относился как к младшей сестре, теперь же она для него обычная студентка, как и несколько десятков ее однокурсников.

Мысль об этом выгнала Владу из спортзала прочь, и если бы комплекс неполноценности был живым существом, то сейчас бы ее грызла бы острыми зубами огромная беспощадная тварь похуже Тетьзина.

— Огнева, ты не в ту сторону идешь, там в столовке ужин начинается! — окликнул, догоняя ее, Гильс, и Влада посторонилась, пропуская его вперед. Вампир быстрым шагом пронесся мимо нее и одним прыжком оказался около лестницы, будто очень торопился куда-то. Влада, которой надо было идти совсем в другую сторону, зачем-то пошла следом, будто ее потянуло магнитом. Надо было бы пойти в столовую поужинать, только вот вместо столовой ноги сами завернули на первый этаж, в вестибюль, вслед за Гильсом.

Тот зашел в гардероб за своей курткой, и, надевая ее на ходу, скрылся за дверями проходной.

Буян Бухтоярович, который всегда требовал пропуски и разрешения на выход и вход, конечно, орал бы по этому поводу полчаса, но сейчас он был страшно занят криками по другой причине: ругался с Фобосом Карловичем и не заметил ни Муранова, ни Владу, которая выскользнула за ним следом.

В десять вечера промозгло-сырой ветер гулял по площади, к тому же нещадно хлестал холодный дождь. Влада вспомнила, что не надела ни куртку, ни шапку уже тогда, когда пробежала почти всю площадь и потеряла Гильса из виду. Можно было не сомневаться, зачем он вышел из универа — ревность, как собака, взявшая след, тянула ее вперед за невидимый поводок.

«Что я тут делаю, зачем иду за ним? Еще не хватало следить… Тогда зачем я здесь, на улице, как шпионка?.. Стыдно, Влада! Как же ты можешь… Егор говорил, что я должна быть гордой, какая, к черту, гордость…»

Сейчас ребята в столовой ужинают, слушая рассказы Алекса, там наверняка весело и шумно. А еще там запеканка, котлеты, компот из ябломятликов… только вот ничего этого ей не хочется с того самого дня, когда астры в ее руках рассыпались в пыль. С тех пор есть приходится через силу, и вкуса у прежней еды нет никакого, все равно что жевать картон. В общем-то, ела она только для того, чтобы поддерживать в себе жизнь, но голод желал и ждал чего-то другого. Голод, странные мучительные сны, ревность и злость на себя — все это теперь стало ее реальностью в тот миг, с момента, когда вместе с букетом астр она получила одиночество в качестве бонуса.

Влада остановилась, ощутив голод и слабость. Мимо нее шли прохожие, некоторые задевали ее локтями, кто-то извинялся, кто-то молча шел дальше.

— Ты чего на улицу поперлась, совсем спятила? — послышалось позади, и ее грубо схватили за рукав куртки.

Влада обернулась. Перед ней стоял Бертилов, злой до того, что был не похож сам на себя. Тролль в футболке с короткими рукавами промок под дождем, и потоки воды текли с его светлой челки. Прохожие насмешливо оглядывались на него, какая-то бабушка поцокала языком и снисходительно посоветовала: «милок, оделся бы, потом радикулит подхватишь, ох не радость…»

— Все в столовке, между прочим, — хмуро выдавил тролль.

— А ты, значит, следишь за мной. Наверняка где-то за тобой в окопах еще и Тановская. — Влада вдруг развеселилась, представив себе со стороны этот «караван» слежки, который потянул за собой Гильс.

— Нет, она в столовке, все слушают Алекса, раскрыв рты. Я тебе яблоко принес.

Тролль схватил ее руку и, с силой расцепив ее пальцы, вложил в ладонь яблоко.

— Передумай, — вдруг сказал он. — Все будет хорошо, только передумай. Даю тебе еще один шанс.

— А если я откажусь быть твоей девушкой, снова склеишь мои ботинки? — отшутилась Влада, сжав яблоко в ладони.

— Решила уморить себя голодом из-за Муранова? — Егор прищурил глаза. — В столовке всю неделю ничего не ешь, только сидишь и в окно смотришь, бледная стала, как призрак. Дура!

— Что?!

Влада вспыхнула, будто Егор дал ей пощечину. Это было грубо и неожиданно.

— Хватит мне грубить, Бертилов, — резко ответила она. – Я, может, и дура, а ты не жилетка. Я не должна портить твою жизнь своими проблемами, и так у тебя одни неприятности.

— Вот теперь я реально верю, что в тебе половина вампирской крови, — обозлился Егор. — Чисто вампирская заморочка: я лучше знаю, что для тебя нужно, поэтому будет дерьмово, зато по-моему! Муранов с тобой поступил точно так же, как — понравилось?

— Это тебя не касается!

— Да?! А твой дед знает, что ты голодовку объявила?

— Не смей моему деду ничего говорить! — вскипела Влада. — Он вообще живет под заклятием забвения, ему нельзя нервничать совсем!!! Дай пройти…

Влада, оттолкнув тролля, зашагала обратно в Носферон. Тролль обозвал ее дурой, посмел ведь! Хотя сейчас злости на Бертилова почему-то не было: он появился очень вовремя, и даже обидное слово привело ее в чувство. Ей будто сейчас это и надо было: чтобы кто-нибудь отрезвил, не дав бежать за Гильсом, попасться вампиру на глаза и опозориться окончательно.

Дошагав до зловоротни, Влада расжала руку и заметила, что яблоко, которое дал ей Егор, почернело настолько, что оставалось только выбросить его в урну.

Похожие записи

Комментарии

  1. Саш,ты издеваешься? Егор умер и продолжение следует¿ А ну быстро воскрешай в пятой части

  2. ну вот, уже июль закончился. по идее должна же книга выйти была, разве нет?

  3. Бедный Егор!!! Его все футболят и футболят. Влада бесхребетная полукровка! Мне кажется, что если ей Муранов скажет с крыши сброситься, она сбросится. А этот Муранов ее окончательно сломал. Интересно, а что же будет дальше? Жду не дождусь книги!!!

  4. Если честно, мне кажется, что Влада превращается в настоящего вампира. Она не может есть человеческую еду, а в конце 5 главы она чувствует голод. Цитирую книгу: “В общем-то она ела только для того, чтобы поддерживать в себе жизнь, но голод явно желал и ждал чего-то другого”.
    Это лично мое мнение, если кто-то думает иначе, то буду рада выслушать ваше.

  5. Шестой главы уже не будет, все. Теперь только когда книга выйдет. )

  6. Вы можете ещё написать 6 главу)

  7. Я слышала, что в 4 книге откроется главная тайна семьи Мурановых!!!!)))))
    Это интригующе !!!!!! Big Smile))

  8. Потрясающе))
    Жду не дождусь 6 главы,каждый день на сайт заглядываю))

  9. Потрясающая глава )
    Скорей бы следущая вышла,жду не дождусь ))

  10. Какая захватывающая глава! Хотя, все они такие интригующие. Мне очень интересно, что же будет дальше, всегда с нетерпением ждала и буду ждать.
    Удачи Вам!
    P.S Выложено 5 глав. Будут ли они еще, или уже больше нельзя? Если можно, то не скажите ли, когда следующая глава примерно?)

  11. Уважаемая Александра,вы не подскажите когда книга выйдет в продажу?)
    Глава шикарная,держит в напряжении))надеюсь что книга вся такая и будет)хотя,я даже не надеюсь,я в этом уверенна)

  12. Жду с нетерпением следующую главу ! Владу конечно жалко , но сама виновата ! Она могла бы быть счастлива с Егорушкой , а нет уперлась !,

  13. А я всегда за Гильса

  14. Мне так жаль Егора, ведь он ее любит!

  15. Жестоко она с Егором. Ох уж наша женская логика: вампир игнорит – влюбиться по уши, тролль любит – послать. А Егорушка, он хороший и не жилетка. Жалко его. Надеюсь, Владка ещё одумается.
    А глава клёвая *-*

  16. Хм интересно что дальше будет.Глава офигенная)

  17. Я бы на месте Влады с Егоркой встречалась…Ну глава класс,очень жду проду и вообще книгу в целом!!!

    • А я бы не стала . Во первых она его не так сильно любит , во вторых это не прилично , призналась в любви вампиру , он отказал и Влада сразу победит к Егору

      • Но если подумать,то можно вспомнить,что тролль любит одного человека всю жизнь.А Влада его тоже любит,не таак как вампира,но всё же.Прсто она зациклилась на Гильсе и всё…

        • Ну возможно … А где было сказано что тролль любит одного человека всю жизнь ?

          • Kitten Bully Июнь 19, 2015

            В книге “Влада и заговор Тьмы”, Эля об этом рассказывала Владе перед боями вампиров.

          • Даша Июнь 19, 2015

            Надо перечитать

        • Она больше не любит Егора. В 3 книге он забрал её частицу души, которая любила его. Гильс разорвал эту частицу. С этим фантомом он забрал её любовь к Берту..

          • Даша Июнь 22, 2015

            Мне кажется по прежнему любит , он же забрал частицу души , а не любовь . Если б забрал мне кажется не надеялся на положительный ответ

          • Roxy Lalond Сентябрь 21, 2015

            Посмотрим,посмотрим * с хихиканьем злобно потирать ручёнки*

  18. Круто) Я жажду продолжения…<3

  19. Почему Владу не напрягает то , что у нее в руках фрукт почернел и цветы завязли ? Это что , тоже последствия замкнутости как она считает ?

    • Хороший вопрос. На самом деле необъяснимые странности человек склонен забывать и отметать, так устроена наша психика (мозг, если верить в его существование). Влада себе все уже подсознательно объяснила. Цветы завяли – смяла в руках, яблоко – уже было гнилое, просто показалось что оно нормальное и тд. Плюс ее постоянное состояние аффекта с начала сентября. Второстепенное, пусть и странное – улетает из головы.

  20. Класс. Жду следующую главу.!!!!!!!!

Обратные ссылки

Нет обратных ссылок на эту запись.

Добавить комментарий

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.