Перейти к содержимому

Влада и бал Темнейшего: Глава 2. Владоведение

29 Март 2016Комментариев: 5 Влада и бал Темнейшего

Бывают в жизни такие неприятные минуты, когда понимаешь, что сказанное прозвучало глупо и необдуманно, и в то же время уже ничего не вернешь. Перед глазами все еще мелькало перекошенное лицо ректорши… что и говорить, так поступить со своим значком не приснилось бы и в страшном сне.

Сидя за кухонным столом, Влада терла пальцами ладонь. Пальцы размазывали что-то липкое, остро пахнущее железом: кровь от иглы значка Носферона, расстаться с которым не согласился бы ни один студент.

– Владочка, ну что же это такое! – причитала Мара. – Тебе же нельзя тут оставаться, нужно уезжать сегодня же, сейчас! Если бы Вандер был жив! Какой ужас…

Влада старалась не поднимать глаз, потому что напротив нее за столом сидел Герка и терзал в пальцах салфетку. Холод беззаботно ковырял ногтем наклейки на холодильнике, хотя уже и так было понятно, что оба вампира тяготятся тем, что им поручили.

Откуда-то неведомым образом в кухню принесло Диню Ливченко, хотя наверняка он и при скандале прятался где-то поблизости. Теперь же домовой сидел на подоконнике, грыз сморщенное прошлогоднее яблоко, которое нашел в саду, и таращился на всех сразу.

– Хоть поняла, чего ты наговорила-то? – спросил Герка. – Ты сказала – не нужен мне Носферон! Ада такое вряд ли переварит, Огнева…

–  И ладно, пусть, – пробормотала Влада, хотя и сама уже понимала, что совершила нечто ужасное. – Мне теперь все равно.

– Зато нам не все равно, – Герка отшвырнул салфетку, свернутую самолетиком. – У нас приказ от Темного Департамента… да что там – просто от Муранова, насчет тебя. Если Аде не удастся тебя уговорить, то схватить и доставить в Питер против твоей воли. Ты, конечно, вампир, но все равно сил своих не используешь. А нас с Холодом двое, к тому же имеются подконтры. Неужели не доходит?

– Так хватайте, – Влада высморкалась в салфетку, чтобы скрыть подступающие слезы. – Ну, чего же вас останавливает?..

– Ребятки, может чайку, я чайник поставлю, – глупо и не вовремя засуетилась Мара, но Герка покачал головой, и кикимора стихла, так и застыв с чайником в руках и растерянным выражением на лице.

– Огнева, давай без пафоса, просто поговорим – Герка обстоятельно прокашлялся, будто готовился к долгому объяснению. – Нас останавливает то, что мы с тобой учились вместе еще с Утесума, столько всего прошли. Ада поговорила с тобой паршиво, но и ты неправа. Мы ведь все понимаем. У тебя это…

– Депресняк, – подсказал Холод ровным голосом, продолжая щелкать магнитиками. – Ты не думай, что у вампиров депры не бывает. Еще как бывает, и тяжелейшая. Особенно когда вампир теряет кого-то из близких.

– Большое спасибо за понимание, – Влада разозлилась. – Только я обойдусь без диагнозов.

– Вот Холод правильно высказался, – Герка снова прокашлялся. – Поэтому ты сейчас не понимаешь, что тебе нужно, а что нет.  Дед бы твой именно это тебе и объяснил, а так больше некому…- Герка покосился на Мару, но кикимора не обиделась, не приняв это на свой счет. – Извини, что напомнил про деда. Вандера Францевича жалко, ну и…

– Бертилова, – произнес за Герку его приятель, который будто подхватывал те фразы, которые Герман не хотел заканчивать.

– Да, его, – Готти опустил глаза. – До сих пор не верится. Ладно. Самое главное, что ты ведешь себя не так, как должна. Весь тайный мир знает, что трон скоро займет молодой Темнейший, и знают, что у него есть девушка. Пора тебе очнуться, жизнь-то идет дальше!

– Так пусть прикажет мне срочно измениться, раз я не могу очнуться. Странно, что вы со мной вообще еще разговариваете, когда у меня на шее поводок.

– Не надо так называть ценность, которой удостоила тебя темнейшая семья,  – ответил Герка, которому все труднее давался этот разговор. – Муранов проявляет к тебе уважение и не хочет ломать твою волю. Да, он не монстр, представь себе. И знаешь, несмотря на то, как он высоко взлетел, для нас он все тот же пацан, с которым мы делили одну комнату в общаге и списывали на вампирологии. Но и для тебя Гильс не просто однокурсник. Забыла, как в день зимней сессии вы оба вошли в Носфер в обнимку? Мы все тогда поняли, что Муранов сделал выбор. А теперь тебе пора выкинуть депресняк подальше и стать супер-девчонкой, которая достойна его! Ау, ты помнишь про Гильса Муранова?

Герка, выдав эту длинную речь, замолчал, и Влада, подняв на него глаза, вдруг с удивлением подумала, как он сильно повзрослел за последние полгода.

Вместо еще вчерашнего смешного мальчишки, который швырялся ботинками в темных сущей в коридорах Утесума, – серьезный юноша, который даже умел складно разговаривать и в чем-то убеждать.

Только вот понять ее Герка не сможет. В его мальчишеском представлении все прямолинейно и просто. Влада – сумасшедшая, у нее помутнение после смерти деда и гибели Егора на ее глазах. И еще она неблагодарная, потому, что лучший парень в Носфероне и наследник Темнейшего удостоил ее вниманием, и ни одна девушка на свете не отвергла бы его, никогда.

Смешной вопрос – помнит ли она про Гильса Муранова.

Помнит ли жаркий августовский вечер на Садовой улице, родной двор и свою еще человеческую жизнь, прежнюю школу, подруг, посиделки с болтовней во дворе. И ту минуту, когда Гильс пришел в их двор. Тогда он был так похож на юного пирата в своих рваных черных джинсах и черно-красной футболке. Темноволосый и красивый настолько, что Влада готова была провалиться сквозь землю со своей застенчивостью под взглядом черных насмешливых глаз. Он оказался не человеком, увел ее в тайный мир, и они стали учиться вместе в Темном Универе, как однокурсники. С его стороны всегда было только покровительство, хотя он старше всего-то на год. А вот ее отношение к Муранову можно было описать только одним словом: «безумие». Потому что скромная тихоня никогда бы не стала так позорно бегать за мальчишкой, растекаться как мороженое под солнцем, стоило ему лишь поманить пальцем и обратить внимание, просто улыбнуться.

Какая ей разница, что Гильс Муранов кем-то там стал, разве только это непреодолимо тянет ее к Муранову? Тянет, несмотря ни на что. Даже на то, что ответная любовь вампира оказалась такая властная и жесткая, как и медальон, который он на нее надел.

А еще был Егор Бертилов, где-то всегда неподалеку. Сначала она просто привыкла к мысли, что нравится троллю, и купалась в девчоночьей гордости. Стоило Бертилову сделать вид, что он забыл ее, начинала ревновать и делала все, чтобы все вернулось на свои места. Не отпускала она его, да он и сам не хотел отдаляться. А теперь его вечная озорная улыбка и чуть хрипловатый, ломающийся юношеский голос стали воспоминанием.

Смерть Егора перепутала и переставила все местами, разбив жизнь надвое. Упрямая идиотка в понимании Ады Фурьевны и вампиров, вроде Герки – что они знали о той последней минуте, когда Егор смотрел в ее глаза?

– Вы перепутали ошибку мироздания с супер-девчонкой, – пробормотала Влада и невпопад добавила:. – – Почему мы все бежим от некроманта в Питер, разве он побеждает?

– Не сидела бы в Москве, не задавала бы таких вопросов, – неохотно отозвался Герка. –  В тайном мире война, если ты забыла. Питер становится столицей, форпостом нечисти. Форпост, это значит – город защищен по периметру! – Герка провел пальцем по поверхности стола. –. Город будет как крепость, вокруг него создается стена нежити, и ее границы скоро сомкнутся. Разумеется, что все темные ломанулись туда. И Носферону все равно надо было уезжать – Сухаревская зловоротня разрушена. . А сейчас Питер готовится к проведению бала. Бал это ритуал домового права, сильнейший, и мы должны его проводить, понятно?!

– Есть и еще причина, по которой нашим в Москве сейчас лучше не быть. В центре Москвы после битвы  янв очень сильно штормит, – проронил Холодов. – Туда нам больше не зайти, потому эти места и оставляем…

– Все верно! – подтвердил Герка. – Москва сейчас вообще непригодна для нечисти, в янв даже нос не сунешь – снесет и очнешься за много километров. Здесь-то в Огоньково чуть потише, но оставаться и тут нельзя. Мара Лелевна, вас тоже касается.

– Да-да, я… понимаю, – пробормотала Мара и вздрогнула, когда Диня уронил на пол огрызок яблока и тот запрыгал по линолеуму, закатившись под холодильник.

– Ты немного успокоилась, Огнева? – Гера похлопал ребром ладони по столу. – Теперь перейдем к главному вопросу. Мы здесь не для того, чтобы утолять твой информационный голод. Нам приказано доставить тебя в Питер, хочешь ты этого или нет.

– А ты, значит, парламентер.

– Если у вас с Мурановым отношения как у двух воюющих государств, то я вроде посла, – подтвердил Герка.

– Странно, почему не Алекс, – пробормотала Влада, вспомнив про старшего брата Гильса. Всегда сложные проблемы, которые касались ее, решал именно Алекс. Приезжал, ругался, разруливал, ворча как ее родственник. – А что с Алексом, Гер?

– Неважно, – вампир уклонился от ответа. – Я тебе вообще больше ничего не скажу, никаких новостей. Поезжай в Питер, хватит дурить. А мы забудем, что собирались применить к тебе силу.

– Гарантирую, – эхом повторил Холодов.

Влада промолчала, и Герка, обрадованный ее молчанием, продолжил:

– И кстати подарок Муранова прими, я тебе его пару месяцев назад передал. Мара сказала, ты даже не открыла…

– Подарок – это та коробка, которая пылится в прихожей? – Влада усмехнулась. – Спасибо, ни за что. Мне хватило медальона, который не снять.

– Огнева, лучше не зли нас! – рассердился Герка. –  Ты же, как нарочно все делаешь, чтобы взбесить! Я уже тебя сам убить готов…  – Герка красноречиво растопырил пальцы и взлохматил свою шевелюру. – Все! Напомнить, что у нас, Готти, тысячи подконтров мертвого воронья? А  у Холода они вообще неприятные – змеи, если помнишь. Ну, куда же тебе против нас со своими ненадежными силенками…

Влада молчала, хмуро поглядывая на вампиров.

– Меня потащат силой, если я откажусь?

Герка резко встал с табуретки, потеряв терпение.

– Хороший вариант…

– Мальчики, ребята! – всполошилась Мара. – Тише, только не надо вот этого, Герочка! – она вцепилась в локоть юного вампира. – Владочка расстроена, успокойтесь все, пожалуйста!

– Да вы мне рукав оторвете, Марлелевна! – отбивался от кикиморы Герка. – Муранов и так ее полгода пальцем не тронул, дал ей время прийти в себя! Ну почему девчонки такие идиотки?!

– СТОП! Так, вы все лохи! Хватит треп гнать не по делу!!

Громкое заявление, которое повергло Герку и Холодова в ступор, донеслось с подоконника, и Диня Ливченко спрыгнул с него, поглядев на двух вампиров с откровенным бахвальством.

– Я ждал, когда ситуация зайдет в тупик! – самодовольно выкрикнул домовой. – Но – одна минута, и Огнева передумает. А у вас будет пара по «владоведению»…

– Чего-о? – Герка вытаращил глаза вслед домовому, который выскочил из кухни.

Из коридора послышались его быстрые шажки, потом хлопнула входная дверь, раз – другой. Шаги донеслись снова, только теперь вместе c Ливченко шел кто-то еще, волочивший за собой, судя по звуку, нераскрывшийся парашют.

Домовой втолкнул в кухню кого-то упирающегося, кто был обсыпан серой с ног до головы. Наполовину это существо присутствовало в реальном мире, но наполовину все еще оставалось в янве – по колено ноги были не видны.

– Ну, помогите втащить-то его! – Ливченко обвел взглядом оторопевших ребят и Мару. – Это же валькер Ацкий, не узнали?!

– Это… Ацкий… Димка?! – Влада ахнула, поднимаясь с табуретки. – Ац, что с тобой… что же это такое?!

Герка подскочил к несчастному и вместе с Владой и Диней они помогли валькеру выбраться из янва и плюхнуться на паркет. Вид у него был не просто измученный: глаза у Ацкого запали, лицо было в красных шрамах, руки дрожали, а крылья стали похожи на рваные черные тряпки, обсыпанные хлопьями серы.

– Пожрать… есть? – глухим голосом спросил валькер, не глядя никому в глаза.

Мара, ойкнув, метнулась к пакетам, приготовленным в дорогу, и через минуту Ацкий запихивал в пасть бутерброды и пирожные, запивая все это гранатовым соком и молочными коктейлями.

– Что с ним? – Влада посмотрела на Герку, который почему-то усмехался. – Что тут смешного?! Его что, светляки ранили?!

– Да нет… Ты же помнишь, что у них прошлой зимой с Синициной роман случился? –Герка посмеивался, демонстрируя настоящее вампирское бессердечие. – Все было супер. Она ему шарфики покупала, он ей цветочки дарил. Крутил мозги девчонке, но забыл, что связался с фурией. В начале лета Ац решил, что ему свобода дороже…

– Но Ацкий прохлопал ушами, что с фуриями так не поступают, – подхватил Диня. – И что у нее есть родственники и подружки. Дальше надо объяснять?

– Это они его так, – Влада с жалостью и ужасом рассматривала когда-то веселого и беззаботного валькера.

– Не надо напоминать про этих тварей, – с усилием проглотив бутерброд, попросил Ацкий, которому само слово «фурия» явно доставляло физическую боль. – Вот про что угодно говорите, про светлых некромантов, про смерть – но не про этих… Что я ей такого сделал? Мы хорошо провели время, просто не подошли друг другу.

– То есть, если перевести с языка парней на нормальный, ты ее бросил? – уточнила Влада.

– Если перевести с нормального языка на язык девчонок, то да – бросил, – огрызнулся Ацкий. – Она нажаловалась подружкам. Вы помните третий «Терминатор»? Вот ту бабу, от которой не скрыться было никуда, из жидкого железа? Вот теперь помножьте ее на десять, потому что у Синициной кроме подружек, еще куча родственничков. Их примчалась целая стая, преследуют и жгуг ядом, жгут… – валькера передернуло, и он прикрыл глаза. – Первым делом сожгли крылья, чтобы не улетел, я – в янв от них. Там правда дико штормит, поэтому торчал в лесах под Огоньково. Все лето бомжевал, только яз янва вылезу – эти тут как тут! В Москве остался, а родня вот в Питер улетела вся…

– Яд фурий, ну конечно! – Мара вдруг просияла, и полезла в свою блестящую стразами красную сумочку. – Я же работала в Носфероне! Думала – никогда не пригодится…

Кикимора вытащила пузатый флакончик, отвинила крышку, и по кухне пополз острый аромат болотной вони.

– Вода из нашего бассейна? – Влада вдохнула его даже с удовольствием, лишний раз вспомнив, что теперь ей не видать, как самого бассейна, так и стен Носферона.

– Да-да! – Мара опрокинула флакон на свой носовой платочек. – У меня всегда есть запас этой воды, вдруг фурия плюнет… Вот, Димочка, приложи к ожогам и держи подольше, – кикимора протянула валькеру мокрую тряпку, воняющую болотом. Тот развернул ее и положил на лицо, издав облегченный вздох.

– Что же эти фурии, совсем озверели?! – запричитала Мара. – Так изуродовать мальчика, как же он теперь будет с такими дырами в крыльях летать??

Возня вокруг Ацкого поутихла, когда валькер поел, был обмазан лекарством и теперь сидел на полу, откинувшись спиной на холодильник и щуря глаза на лампочку под потолком. За время, проведенное в янве, он явно отвык от любого света, да и от разговоров.

– Будешь знать, герой-любовник, как с фурией связываться, – Герка, который цинично посмеивался над пострадавшим валькером, повернулся к Ливченко. – Зачем ты его сюда притащил, мелочь домовая?

– Я повторяю, вы все лошары, – Диня смакуя произнес это слово. – Ада примчалась сюда пугать Огневу изоляцией, Муранов прислал вас и хочет применить к Огневой силу. И только я – один умный! Я понял, что наша принцесса очнется, если для нее это будет единственная возможность кого-то спасти. У нее же во… – домовой невежливо покрутил пальцем у виска. – Светлая кровь в башке рулит! А вы все – лохи!

– Ливченко, сможешь рассчитать скорость и дальность полета наглого домового от вампирского пинка? – задумчиво спросил Герка, закатывая рукава.

– Огнева, ты спасешь Ацкого от фурий, если пригласишь в свою свиту! – быстро выпалил Диня, отступая от Герки в угол кухни. – А тот, кто состоит в свите особ темнейшей семьи, имеет право на полную неприкосновенность! Спросите у кого хотите, я отвечаю за базар!!!

– Это так? – Влада нахмурилась, пытаясь понять, врет Диня или нет. – Те, кто в свите, неприкосновенны?

– Ага, есть такое, – буркнул Герка, который уже передумал ставить наглого домового на место.

– А вот фурии тронуть не посмеют, стопудово! Огнева, если откажешься – его гибель будет на твоей совести! – добавил домовой с трагичным выражением на физиономии, ткнув пальцев в сидящего на полу валькера.

– Вот сволочь… – вдруг произнес Ацкий, с трудом поднимаясь на ноги. – Он мне наврал, что тут убежище от фурий, что-то вроде бункера… ненавижу домовых.

Валькер, шатаясь, поплелся в прихожую, вполголоса что-то бормоча себе под нос. Крылья его волочились следом поникшими грязными тряпками.

– Да постой ты, – Влада раздраженно окликнула его. – Стой, не уходи! Можешь во дворе посидеть? Мне нужно собраться с мыслями.

– Проехали, – буркнул валькер, не оборачиваясь. – Еще мне не хватало за спину девчонки прятаться в какие-то свиты. Удачи, Огнева.

–- Дурень, не уходи никуда! Тебе в таком состоянии нельзя оставаться в Москве. Во дворе посиди… слышишь?! Гер, Денис, не отпускайте его! Дайте мне несколько минут…

Герка уже, видимо, что-то сообразил и кивнул, ухватив Ацкого за шиворот. Тот не особо сопротивлялся, видимо, обессилев окончательно,  и вампиры вывели его из дома. Исчезла и Мара, точнее – смылась незаметно и по-кикиморски.

Остался только домовой, который сейчас громко сопел носом, что у Ливченко всегда означало одно – он готовился высказать свое бесценное мнение и получить за него по шее.

Влада повернулась к нему, и домовой медленно вжал голову в плечи и сгорбился.

– Владоведение, значит?

– Давай, откажись, – выдавил Диня, вызывающе сверкая глазками. – Ац останется в Москве, и светлые его быстро прикончат. А в Питер ему не сунуться, фурии его достанут, а пока летучие очухаются встать на его защиту, будет поздно. Ацкий ослина тупой, ему гордость не позволяет просить помощи у кого-то. На твоей совести все будет, учти…

– Ливченко, умолкни! И из кухни уйди.

Домовой, радостно кивнув, исчез, а Влада опустилась за стол, обхватив виски руками. Докатилась до «владоведения», которое нечисть уже изучает на практике, если надо чего-то от нее добиться.

И все-таки под натиском нечисти уверенность в своей правоте таяла. Уже и дикое слово «депрессия» вдруг показалось реальностью, в которой она сама себе не хотела признаваться. Разве это правильно, тонуть в омуте, перестать чего-то хотеть, двигаться дальше, жить?

Гильс не хочет оставлять ее в темной яме, но и не использует силу медальона, чтобы диктовать ей свои приказы. Иначе бы она давно бежала в Питер, ломая ноги. Уважает, ценит, заботится о ней, неблагодарной.

А она вместо жизни плавает в депрессии и снах, терзается муками совести и воспоминаниями.

«А если тот сон, где мне снится мой двор, дед и Егор, это не просто сон? – всплыла вдруг в голове непривычная за последние месяцы мысль. – Может быть, это отголоски моих способностей – тогда я вижу не просто сон, а Егор пытается мне что-то передать и рассказать?»

Мысль так потрясла ее, что Влада долго сидела с горящим лицом и колотящимся сердцем.

Нет, действительно. Если этот сон – остатки ее прежних способностей? Когда-то же она могла взять в руки чью-нибудь вещь, и увидеть как в кино – мысли, прошлое ее владельца. Думала, раз стала вампиром, то способности эти ушли. А если не до конца ушли? Тогда самое лучшее – это уехать, сдвинуться с мертвой точки, на которой она зависла в Москве. Только вот в Питере ее ждет другая жизнь, среди Темнейшей семьи, рядом с Гильсом. Значит – надо отстраниться от своей новой жизни до поры до времени, насколько это будет возможно. Отстраниться и действовать в одиночку, никому не рассказывать, никто из нечисти не поймет: Егора считают погибшим навсегда.

Для начала вернуться в Носферон и найти что-нибудь из вещей Бертилова, попытаться связаться с ним – это будет шаг вперед.

« Как тебе такой план, Влада?»

Внутренний голос план одобрил, да и без того было понятно – в случае отказа у Герки с Холодом хватит сил с ней справиться. Не зря же подконтрольная двум вампирским кланам нежить, вороны со змеями, заполонили Огоньково.

И как окончательный аргумент – на фоне всех потрясений в тайном мире, существовала и еще одна мелкая, казалось бы, незначительная беда у крылатого сердцееда. Личный апокалипсис Димки Ацкого, огромное семейство которого не скоро заметит, что их станет на одного шумного балбеса меньше.

Только сейчас она с облегчением заметила на кухонном столе значок Носферона – Герка дипломатично оставил его, чтобы не устраивать малоприятную сцену «возвращения». Итак, хотя она еще не произнесла слова согласия, все и так уже было понятно. Вдруг до боли захотелось вернуться в родной Питер, пройтись по улицам Адмиралтейского района, побывать на Невском, мотать километры кругов по этажам Гостинки. До боли захотелось увидеть Гильса, зачем обманывать себя?

– Решено, все… – Влада сказала это самой себе, приколов значок обратно на свитер.

Подошла к окну и отдернула пропахшие пылью занавески. В тусклом свете фонаря на уличной скамейке под окном темнели четыре спины с поникшими затылками: двое вампиров, да домовой с валькером.

Рассохшиеся створки окна поддались с трудом, и в лицо ударил порыв ночного ветра.

– Герка!

Юный вампир вскинул голову, и два красных огонька загорелись в темноте. Через миг он уже был около окна.

–  В общем, я поеду в Питер, и насчет Гильса все в силе. Моя депрессия закончилась. Но у меня есть просьба…

– Весь внимание, – Герка демонстративно приложил ладонь к уху.

– Я не могу сразу измениться и жить другой жизнью. До бала, хотя бы до бала, пожалуйста, я не буду жить при дворе Темнейшего, а вернусь в универ как обычная студентка, буду жить в общаге. Чтобы меня как-то выделяли среди другой нечисти. Мне нужно будет привыкнуть постепенно.

– Привыкать к другой жизни будешь постепенно, и на бал в итоге пойдешь, – помолчав, уточнил Герка. – Даешь слово?

– Даю слово.

– Значит, морально не готова к роскоши и дворцам, никак тебя не выделять до бала среди другой нечисти, – озадаченно повторил вампир. – Странные у тебя заскоки, Огнева. Видимо, Ливченко что-то реально соображает насчет твоей светлой крови.

– Я не говорила, что совсем никаких привилегий, – Влада вспомнила про Ацкого. – Свита мне нужна.

– А подарок Муранова? Знаешь, подарками от него не советую швыряться.

– Подарок… конечно, я возьму.

Герка раздумывал, прикидывая в голове все варианты, потом вдруг засмеялся своим мыслям и кивнул.

– Хочешь жить до бала как обычная нечисть – окей. Условие выполнимое для нас, но тебе вряд ли понравится…

Гера оглянулся и кивнул Холодову, который, разумеется, даже с другого конца улицы услышал бы их разговор. Ливченко вообще сиял и тыкал пальцем в сторону Ацкого, строя выразительные рожи.

– Ац, я приглашаю тебя в свою свиту! – крикнула Влада, чувствуя себя глупо с этими властными замашками. – Даю тебе неприкосновенность, или как там правильно сказать…

Ацкий привстал и скривился, но потом облегченно выдохнул, приложив пятерню к сердцу, и плюхнулся обратно на скамейку, вытянув длинные ноги. Все-таки, несмотря на свои гордые заявления, валькер очень хотел жить.

– Огнева, это… – Герка продолжал чего-то ждать, и Влада не сразу поняла, чего именно. – Благодарность за подарок где?

– Что? А… Передай – спасибо. И отзовите уже свою нежить, нервирует, когда шуршат под полом.

– Заметано! Супер!

Голос вампира вдруг настолько повеселел, что Владе вдруг пришла в голову мысль, уж не зависело ли от ее решения что-то важное и в его жизни?..

Что ж, подарок так подарок.

В коридоре уже несколько месяцев пылилась на полу черная коробка. Мара постоянно намекала на эту вещь, но трогать побаивалась. Отыскав коробку, задвинутую в угол, Влада подняла ее. Сквозь густой слой пыли на крышке поблескивало тиснение: что-то вроде серебряного герба с пауком посредине.

Очень осторожно, двумя пальцами, Влада открыла ее. Нет, ничего не выскочило и не впилось в нее намертво. Внутри оказалась тонкая черная бумага, которая хрустела под пальцами, а под ней и подарок – мобильный телефон. Не такой, какие Влада видела раньше у ребят, а явно очень дорогой.

На крышке даже поблескивала гравировка: «Тебе от Темнейшего, с любовью». Телефон даже не прилип намертво к ладони, разве что ей самой не захотелось выпускать его из рук.

– Звонить-то мне все равно некому, – вслух сказала Влада, невольно любуясь телефоном.

И все-таки этот подарок лучше, чем какой-нибудь браслет или украшение. Подаренное Мурановым – оденешь и не снимешь.

Похожие записи

Комментарии

  1. Вау! Наконец-то дождалась хотя бы 2 главы, но хотелось бы больше! А когда выйдет полностью?

  2. Боже, “Тебе от Темнейшего, с любовью”. Ну наконец какой-то прогресс от Гильса! Все же я не уверена в этой паре, скорей всего ничего у них не выйдет. Но фантазировать никто не запрещалSmile

  3. Боже, новая глава! Спасибо, что выкладываете их! С нетерпением жду выхода книги

  4. Боже, как я соскучилась по этим книгам. С нетерпением жду ее выхода!!!

Обратные ссылки

Нет обратных ссылок на эту запись.

Добавить комментарий

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.