Перейти к содержимому

Влада. Перекресток смерти. Глава 1. Темный двор

09 Дек 2016Комментариев: 4 Влада. Перекресток смерти, Отрывки из книг

Начало декабря принесло в город холода, по питерским улицам гулял ледяной ветер, задувая в подворотни, пробуя на прочность оконные рамы.

На Садовой улице, в самом дальнем углу двора в два часа ночи горело одно из окон. Полине Рыжовой не спалось:  разговоры по скайпу с подругами затянулись за полночь. Девчоночья болтовня перешла в обсуждение сериалов, а потом, когда ночь за окном перевалила за два часа, разговор плавно перешел на ужастики, посмотренные недавно по видео.

– Да что вы мне про всякие «Нечто» и «Паранормальное явление», это все лажа! Вот у меня во дворе есть проклятый дом, по-настоящему проклятый! – заявила Полина в экран ноутбука, на котором виделись лица двух ее подруг.

– Да ладно, так уж и проклятый… –  зевнула Ирка Осокина.

– Рассказывай, не тяни!! – потребовала Аля из чата в скайпе. – Какой дом и что там творится??

– Это в моем дворе, в нем Огневы жили, – обстоятельно начала рассказывать Полина. – Владу Огневу помните? Она из нашего седьмого класса ушла. Ну, такая… худая, с темными волосами…

Владу помнили далеко не все. Незаметную тихоню позабыли очень быстро, да и подругами она обзавестись за шесть лет учебы так и не сумела.

– Да это та, у которой родителей еще не было, она сирота! – поясняла Полина. – Ну, та, у которой был только дед. Она перед первым сентября пропала, ушла из школы. Все Огневы пропали.  В том доме и соседка плохо умерла, она выше этажом жила. А Царевы, их соседи по подъезду? Анжелку помните? Вся семья Царевых сгинула, а отец ее с ума сошел.

– Я во все это не верю, – скривилась Ирка. – В классе болтали что-то про Анжелку, это я помню. Но не верю я ни в какую мистику.

– И не верь, только из того подъезда почти все жильцы уехали или сгинули! – рассердилась Полина. – Я ведь напротив этого самого дома живу на Садовой улице, в том же самом дворе. От меня окна квартиры Огневых отлично видно, особенно осенью, когда деревья облетят. Так вот. Знаете, что по ночам в их пустой квартире происходит?

– Н-ну, и чего там происходит? – спросила Ирка голосом, который ясно давал понять – сейчас Полину поднимут на смех.

– Там… – Полина немного помолчала, подбирая слова. – Там бродят по ночам какие-то тени. Будто ищут кого-то или чего-то. Когда к окнам подходят, кажется, будто у теней глаза светятся! Я серьезно, дико страшно…

Девочки в чате замолчали, переваривая информацию.

– Может, там… мертвая семья Огневой ходит? Их призраки… – тихо предположила Аля.

– Да просто новые жильцы въехали и обживают квартиру, вот и ходят! – по тону Ирки Осокиной было понятно, что разговор перестал ей нравиться. – Пугаете на ночь глядя всякой ерундой… а может там просто сама Огнева и ходит, в квартире убирается.

– Какие еще новые жильцы, какая «сама Огнева», что они там могут обживать, если свет не зажигают? – начала кипятиться Полина. – Моя мать говорит, что все семьи из того дома нежить забрала, потому дом и проклят.

– Не-ежить, – протянула Ирка с очень серьезным лицом. – Ну, раз такой спец по этим вопросам, э-э-э… твоя мама говорит, тогда, конечно да-а, не-ежить…

Из ноутбука донесся смех Ирки, а вот Аля только криво заулыбалась, наматывая прядь светлых волос на палец.

– А сколько ворон у нас во дворе теперь, сидят на каждой ветке! А наша дворничиха змей в подъезде видела, огромных пауков, она даже уволилась – говорит, ей жизнь дороже чем в нашем дворе метлой махать! – с досадой добавила Полина.

Действительно, за последнее время во дворе стало очень много ворон, которые хрипло каркали с утра до ночи, чернея пятнами на голых ветках. Но в воронах нет ничего необычного, а бредням от дворничихи про огромных пауков и змей никто не поверил. Разве что на объявлении о найме нового дворника, которое уже неделю висело на двери подъезда, кто-то из остроумных соседей пририсовал огромного паука с десятью лапами. Полина, вдруг осознав, что наговорила глупостей, вдруг пожалела об этом.

– Полька двинулась головой! Вороны и пауки посреди Питера – тоже нежить, да?!  – веселилась Ирка. – Кстати, девки, если нежить к вам придет, знаете что надо делать?! Надо сразу спросить, к худу или к добру! Тогда не задушит. Слышь, Поль?

– Да ну вас!!! Мне спать пора, отстаньте.

– К худу иль к добру, Рыжова? – страшным басом протянула неугомонная Ирка. – У-у-у…

Поля обиженно захлопнула ноутбук, выключила торшер и откинулась на подушку. Подруги правы: дикость и бред верить в такое, когда ты учишься в десятом классе и каждый день сидишь на физике, химии и биологии. Там, в школе, нет места ничему кроме материального мира, где каждое живое существо демонстрируется в разрезе вдоль и поперек или в виде органических соединений, а то и атомов с электронами… вот и на тумбочке около кровати лежит распахнутая тетрадь по физике с только что дописанным домашним заданием. Какая вдруг может быть мистика среди всего этого?..

Тем более, сейчас, когда с кухни тянуло сладковатым запахом борща, мать гремела на кухне посудой, да слышалось пронзительное мяуканье кота, который выпрашивал мясо.

Находясь в безопасности, в теплой квартире, было даже интересно щекотать себе нервы, лежа в кровати и глядя в темноту двора за окном, где рвался под порывами ветра масляно-желтый свет уличного фонаря.

Полина долго не могла заснуть, глядя в темноту не зашторенного окна. В голове продолжали вертеться мысли про проклятый дом, про опустевшие квартиры и семьи, которых унесла нежить. Вот и снова там, в черных провалах окон дома напротив ей почудилось движение. В заброшенной квартире Огневых было видно, как бледный синеватый свет блуждает, передвигаясь от окна к окну.

Поля, как завороженная, напряженно наблюдала за происходящим. Вот что-то темное, как огромная ворона, отделилось от стены дома напротив и начало приближаться через двор… взмах огромными крыльями… еще взмах…

Ноздри  вдруг защекотал резкий острый запах, какой бывает от спички, когда ее только что чиркнули о коробок.

Вскрикнув, Полина села в кровати: рядом, в темноте кто-то был: около кровати на фоне окна четко обрисовывался черный силуэт. Два крыла, два синих огня на месте глаз, таких ярких, что слепят в темноте!

– Тихо ты! – послышалось рядом.

Полина, которая уже собиралась завопить и даже вдохнула побольше воздуха для этого, шумно выдохнула его обратно. Шок был слишком сильным, чтобы кричать: у людей не светятся глаза в темноте, у людей не бывает двух черных крыльев за спиной!

– Не орать, – тихо приказал голос. – Я просто задам вопрос и уйду, будто меня здесь и не было. Договорились?

– Вы к-кто? – выдавила Полина.

– Это неважно, – продолжал шептать голос. – Я заметил, что ты наблюдала за домом напротив. Ты часто так делаешь?

– Я… нет, я…

– Ты что-то знаешь о девушке, которую зовут Влада?

– Влада?! – ахнула Полина. – К-какая еще Влада? Огнева, что ли, из соседнего дома?!

– Да, я спрашиваю про нее.

– Мы… мы только учились вместе! А потом она ушла из нашей школы, больше я ничего не знаю!

– Ты знаешь, где она сейчас?

– Нет…

– А ты не обманываешь ли меня?

– Нет, я честно! Мне только однажды показалось, что я ее видела в нашем дворе, это было еще осенью, но я тогда ошиблась! Я клянусь вам…

– Клятва человека почти ничего не стоит, – хрипловатым шепотом заметил незнакомец. – Вы, люди, ведь начинаете говорить правду, только если вашей жизни что-то угрожает, или вашим близким.

– Маму не трогайте, – взмолилась Полина. – Я клянусь, под страхом смерти, что не знаю, где сейчас эта ваша Влада Огнева! Если бы знала, я бы вам подробно объяснила, где она, даже проводила туда! Она мне не подруга, знать ее не знаю и не хочу!!!

– Врешь наверняка…

Два горящих в темноте синих глаза внимательно вглядывались в лицо девушки. Крылья за спиной, горящие глаза, и Полина вдруг представила себе, что завтра и ее дом будет считаться проклятым, потому что сгинет и она, и ее мать, а потом и все соседи один за другим… А Ирка Осокина так и не поверит, будет смеяться и говорить, что Рыжовым пришлось срочно уехать.

– Да честное слово!!! – выкрикнула Полина, и вдруг невпопад завопила, закрывшись локтями, как от удара: – К худу иль к добру?? К худу иль к добру?!?

– Да не ори ты, – рука незнакомца вдруг дотронулась до ее плеча, и Полина дернулась назад, стукнувшись затылком об стену.

– Напугал я тебя, кажется… Тебя как звать-то?

– П-полина… – выдохнула Поля и зачем-то добавила невпопад: – Рыжова.

Силуэт придвинулся чуть ближе и повел крыльями, от которых пахнуло горьковатым запахом дождя и ветра и тоненько зазвенело. Полина успела заметить, что крылья позванивают десятками, а может и сотнями колечек для пирсинга и цепочек, а плечи незнакомца, по которым раскидались неровные пряди длинных волос, покрыты татуировками.

– Рыжова? – в голосе чужака послышался смешок. – А точно. Ты и правда, рыжая, как солнце…

Два синих огненных глаза полыхнули так ярко, что четко осветили бликами скуластое лицо, которое неожиданно оказалось юным и совсем не было похоже на звериную оскаленную морду, или зомби из фильма ужасов.

– Полечка, что у тебя там за шум такой? – за дверью из коридора раздались шаги. – Поздно уже, закрывай свой скайп…

Дверь в комнату отворилась, и комнату прорезала яркая полоса желтого света. На пороге показался пестрый халат, а в нем внушительных размеров дама в бигудях…  и ночную тишину в квартире разорвал пронзительный вопль.

Мать Полины была совсем не робкого десятка – метнувшись к торшеру, она схватила его наперевес.

– Я знаю, что ты за тварь!!! – заорала она. – Глаза, такие глаза!!!

– Вот б-блин, – хриплым юношеским баском с досадой выругался крылатый, отпрянув от Полины и уклонившись от пролетевшего мимо торшера.

Полина, с ужасом оцепенев, наблюдала, как ее обезумевшая мать швыряет все попавшиеся под руку вещи в ночного гостя. Об стенку разбилась пара чашек с недопитым чаем, потом приложились об шкаф учебники со стола, звякнула настольная лампа, выдранная из розетки…

– Уничтожу тебя, сатана! – вопила хозяйка квартиры, вцепившись в крыло незнакомца обеими руками. – За дочь мою взялись, темные твари! Святой водой сейчас оболью, нежить проклятая!!!

Незнакомец шипел и пытался вырвать крыло из цепких рук, отступая в сторону коридора. Оказавшись там, он ринулся на кухню, потащив за собой орущую хозяйку квартиры. Крылья в неловком развороте свернули на пол сахарницу с кухонного стола, процарапав борозду на крашеной стене.

– Изыди-и-и!!! – слышались крики уже в темноте кухни. – Сдохни, нежить!!!

Все смешалось: топот и звон посуды, кошачьи вопли, с угрожающим металлическим клацаньем наворачивала круги по кафелю крышка от сковородки.

– Н-на тебе! Получай, сатана! Не скроешься, как вы это всегда делаете!!!

– Да от сатаны слышу! Крыло отпусти, тебя же за мной потащит, умрешь сразу! Я больше не приду сюда никогда, отстань!! – отбивался крылатый.

Распахнув створки окна, он уже закинул ногу на подоконник, но хозяйка оттащила его за крыло назад.

– Просто дай мне уйти, идиотка! – выругался незваный гость, отступая от яростно орущего на него кота.

– Борщ только что сварила – вот кипятком получишь у меня! – яростно прорычала хозяйка квартиры, но пришелец опередил ее. Резко рванув крыло из ее пальцев, он поспешно схватил кастрюлю с плиты и, сделав прыжок в распахнутое окно, спиной канул в уличную темноту.

– Нежить поганая… – тяжело дыша, мать Полины застыла с занесенной для удара, но так и не нашедшей цели сковородкой.

Потом ее рука нашарила выключатель, и кухня осветилась бешено мечущимся светом: под потолком раскачивалась лампа в абажуре, разбрасывая свет по сторонам и освещая полный разгром. Раскиданные банки, разбитая посуда под ногами, а из распахнутого окна в кухню лился ледяной декабрьский ветер.

– Ма-ам, – плачущий голосок донесся из-за спины, и женщина оглянулась, медленно приходя в чувство.

Полина, вцепившись в косяк двери, таращила глаза на кухонный разгром.

– Мам, что это было?!

– Ничего, – мать с грохотом опустила сковородку на плиту. – Иди спать, Поля.

– Какое еще спать! Он ведь разбился! У нас же последний этаж!

– Такие не разбиваются, – жестким и чужим голосом отозвалась мать, рывком закрывая оконную раму и с остервенением задернув занавески.

– Какие – такие? – в голосе Полины нарастала истерика. – Мама, что происходит?! Что это было, почему ты кричала про сатану и нежить?!

Но ответа не последовало: мать, взяв швабру, начала шаркать ею по кухонному линолеуму, бесцельно возя осколки с места на место. Потом отшвырнула швабру и взялась дрожащими руками подбирать банки с пола.

Все это время Полина  напряженно ждала, когда мать заговорит, а потом та вдруг уронила банки обратно на пол и опустилась на табуретку. Спустя пару минут молчания Полина вдруг поняла, что мать беззвучно плачет.

– Так мне расскажешь, мам? – осторожно спросила Полина. – Кто это был?

– Да что рассказывать-то, я сама мало что знаю… – мать долго сморкалась в платочек, достав его из кармана, но было видно, что ей слова о чем-то давнем и болезненном рвутся наружу. – Кроме людей, есть другие существа, темные. Их много на земле, они разные бывают. Официально их для людей не существует, начнешь в школе или другим людям всерьез про это говорить – на смех поднимут или сумасшедшей назовут.

– Я не буду об этом никому говорить, – Полина всхлипнула, присев на корточки, растерянно начала собирать осколки сахарницы в совок.

– И не сможешь, – резко перебила ее мать. – Нельзя нам с ними общаться, тоска возьмет, захочешь следом убежать. Этот был с крыльями, хорошо, что не унес тебя. А бывают и хуже, им кровь твоя нужна.  Ходят они там, где мы не видим, могут появиться, откуда угодно.

– А ты откуда все это знаешь?

– Знаю и все, – голос матери стал глухим и сдавленным. – Был у меня такой в юности, за кровью моей приходил. Красивый, нахальный, сильный – один раз чугунную сковородку голыми руками при мне согнул и разогнул ради смеха. Любила я его до сумасшествия, этого нелюдя проклятого, – женщине пришлось перевести дыхание, чтобы не расплакаться снова. Продолжила она говорить уже более ровно и спокойно: – Как двадцать пять мне стукнуло – стала ему не нужна, исчез он. Им только молодая кровь интересна, все у них на каких-то условиях построено. И… такая меня тоска взяла, что невмоготу совсем. Потом за твоего отца вышла, но жить с ним так и не смогла, все того кровопийцу помнила…

– А нелюдь тот, – застыв с осколком в руке, спросила Полина. –  Он больше никогда не появлялся?

– Нет, никогда и ни разу, – заметно волнуясь, тихо ответила мать. – Я ждала его, много лет, долго ждала. Зато часто деньги в почтовом ящике нахожу, до сих пор. Не беру их, ни копейки, все отдаю другим. Ничего мне от этих темных тварей не надо.

Полина, уронив осколок сахарницы на пол, молчала, переваривая свалившуюся на нее информацию. Разум отчаянно сопротивлялся, в голове звенело, на тело наваливалась странная тяжесть.

– Я про Сашку твоего плохо говорила, – подняв слезящиеся глаза, вдруг проговорила мать. – Теперь… передумала. Хочешь, так встречайся с ним. Непутевый он конечно, зато хоть человек. Все, теперь спать иди. Сон все сотрет и перемелет, назавтра уже иначе все покажется.

– Иначе покажется – это как?

– Дневное право на языке этой нежити называется. Если человек один раз с темными встретился и не суждено ему дел с ними иметь, то это дневное право все ненужное из памяти сотрет. Ночь пройдет и наутро люди уже что-то другое помнят, им привычное. Искажение такое в голове происходит, наверное…

– А если я не хочу забывать?! – Полина возмутилась такой несправедливости, и будто в насмешку, язык сразу же начал заплетаться и вязнуть во рту, а голова закружилась, заставив схватиться рукой за косяк двери.

– Тебя не спросят, что ты хочешь! Есть всеобщий закон для людей, и ты забудешь, как всем положено! Иди спать, я больше на эту тему с тобой не говорю! – прикрикнула мать на нее и, поднявшись с табуретки, начала яростно орудовать по кухонным столам тряпкой, убирая остатки разгрома.

Разговор был закончен и Полина, отвернувшись, побрела в свою комнату.

«Если человек один раз с темными встретился и не суждено ему с ними дел иметь» – звучало в голове.

Разумеется, ей-то не суждено. Этот парень с крыльями забрел к ней совсем случайно, да и искал совсем не ее, а сгинувшую невесть куда Огневу. И больше он сюда не придет, он ясно это крикнул перед тем, как сбежать. А она, Полина – так, мелькнувший на секунду человечек на обочине дороги у неведомого существа. Неведомого и почему-то такого притягательного.

Упав в кровать, Полина закрыла глаза.

Роскошный бонус в виде материнского разрешения встречаться с самым кошмарным школьным балбесом Сашкой почему-то совсем не обрадовал. Сашкин облик померк, а перед глазами плясали два синих огня и… скуластое лицо. Этот темный ведь на вид был очень молод, не старше восемнадцати, да и голос у него был совсем юным. Перед глазами пронеслись и взволновали покрытые татуировками плечи и огромные черные крылья. А его длинные волосы – раньше ей не нравились такие прически у парней, а этому так шло… Да, он искал сгинувшую Владу Огневу, но разве это так важно?  «Рыжая, как солнце» – произнес он почти ласково. Или ей только так показалось, что ласково…

И теперь ее от этих воспоминаний, как от крохотного прекрасного островка, уносило волнами в океан сна. Ее и вломившегося в квартиру крылатого парня навсегда разделит закон дневного права, который за ночь сотрет все из ее памяти, заставит сомневаться и подыскать всему случившемуся этой ночью разумное объяснение. Завтра в школе она расскажет Ирке Осокиной и Альке Серовой, как посуду в квартире ночью перебил кот, и они будут смеяться вместе…

Схватив с прикроватной тумбочки первое, что попалось под руку – тетрадь по физике и карандаш, Полина начала судорожно записывать все, что помнила. Фразы ложились неровно и наискосок, нещадно перекрывая аккуратное домашнее задание по формулам Кеплера.

Уже проваливаясь в сон, кривыми печатными буквами Полина вывела: «Дневное право – нет!!! Я – вспомню!!!»

А потом тетрадь с шелестом упала на пол и в комнате воцарилась тишина.

Похожие записи

Комментарии

  1. Саша Готти, вы можете примерно сказать когда может появиться 2 глава? Просто слишком интересно и загадочно вы пишите книги, так и хочется продолжения. Удачи в написании книги

  2. Когда новая глава? с:

  3. А скоро продолжение книги?

  4. Уааааа! Так круто,интересно,что будет дальше. Жду новую книгу с нетерпением *-*

Обратные ссылки

Нет обратных ссылок на эту запись.

Добавить комментарий

Вы должны войти, чтобы добавить комментарий.